У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Элита против Дворняг

Объявление

Рады видеть Вас у нас. Добро пожаловать домой!
Присаживайтесь на теплый ковер к потрескивающему поленьями камину. Давно не виделись, не правда ли?
За это время мы успели преобразиться и придумать новую идею. А вы наверняка набрались опыта.
Так давайте вновь усядемся бок о бок и поиграем на старой доброй ролевой Элита против Дворняг.
Погодные условия

Осень. Сентябрь. 1-я неделя. Утро.

город

Прохладно. 10 градусов выше 0.

Ветрено, накрапывает дождь.

корабль

Капитан обнаруживает следы дворняг на корабле.
Он намерен переловить всех нелегалов.
А дворняги начинают свое расследование.
Жуткое убийство не может остаться безнаказанным.

первым делом
Своры
Правила
Главная информация
Навыки и роли Дворовых
Навыки и команды Домашних
Карта| Валюта| Бои
в процессе
Квесты
Заявка на локацию
Пополнить счет и навык
Магазин
Активные морды

Бендида

БАННЕРЫ


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Элита против Дворняг » Частные дома » Ветеринарная клиника


Ветеринарная клиника

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sh.uploads.ru/daeAw.png
Сюда приводят своих любимцев люди. Не самое приятное место для любого четвероногого.

0

2

----> С улиц
Ребекка и Льюс привезли собаку к ветеринарному центру, когда на улице уже начало смеркаться. Фургон остановился на парковке, парень вышел и вновь достал полуживую собаку из клетки, а девушка сразу побежала оформлять нужные документы. Помещение встретило ярким светом люминесцентных ламп и запахом какого-то лакомства. Из кабинета врача раздавался призывной клич кота, которого привезли сюда на обработку шрамов после операции. Домашний пушистый любимец оказался тем еще бойцом и теперь не собирался сдаваться просто так. Пожалуй, во всем центре был слышен его вой.
Худощавую высокую собаку занесли в процедурную. Под кожу вошла игла с капельницей, дабы её усыпить. Ребекка стояла около самой морды суки и поглаживала её успокаивающе.
- Все будет хорошо, слышишь? Теперь ты только живи,- её рука мягко касалась ушей, морды и шеи. После капельницы сделали еще два укола, дабы повысить иммунитет собаки и спиртом обтерли синеватые губы дворняги, дабы стереть краску.
После всех процедур за неё вновь взялись сотрудники службы отлова. Они отнесли её в стационар, расстелили на полу пеленки, наполнили миску водой и развязали морду. Вскоре бродяжка должна была прийти в себя. Ребекка собиралась сделать пару фоток и выложить в интернет, быть может кто-то бы, приметив собаку, захотел взять её в дом и подарить новую жизнь.
- Не бойся красивая. Тебе легко будет найти дом. Смотри какая ты. Стерилизуем тебя, сделаем прививки и будут тебя любить в новом доме,- приговорила девушка, закрыв клетку, но все же оставаясь рядом.

0

3

ОТ ДВОРА
Подняв глаза к небу, я попытался вспомнить, когда в последний раз видел своего соседа и могло ли быть так, что он просто остался в клинике. Хорошенько подумав, я решил, что быть такого не может.
Иначе Дерек так не убивался бы по поводу своего почившего питомца. Да и черная ленточка на его миске (тьфу, Дерек, мать твою, зачем ты это вообще сделал?!) говорила о многом.
- Не, думаю, он все-таки скопытился, - сказал я Трилл, пожимая плечами и думая о том, сколько ещё смертей домашних питомцев успею зафиксировать, прежде чем сам уйду следом за ними.
- Дерек такой траур устроил, что сомневаться не приходится. В общем-то, вместе с делами он забросил и свои попытки усовершенствовать наше жилище. Поэтому приходится работать мне.
Я улыбнулся и приподнял подбородок. - Но мне-то не трудно помочь глупому Дереку, - заявил я, вспоминая отодранные утром обои и мертвую мышь, размазавшуюся после широких шагов Дерека по всей дорожке. Нет, действительно, кто если не я? Может, со стороны это и кажется обычными проделками, но вообще, здорово поднимает его дух. По крайней мере, я в это верю.
- Вся эта ерунда с вакцинацией... чертовски напоминает питомник.
Невозможно не улыбаться слегка виновато, когда говоришь об этом. Хотя вроде и не стыдно за эти старые воспоминания четырехлетней давности.
- Детство. Тогда это происходило куда чаще. И жизнь была другая, конечно.
В питомнике я не был никаким Крименцем. Это уже придумка Стива, которую он донес до Дерека и других полицаев посредством своего (предсмертного?) письма. Одно известно точно: с некой бумажки они моё имя считали.
Но раньше, в питомнике, я звался по-другому. И судьба мне была уготована иная. Судьба пса-поводыря для какого-нибудь слепца. Та жизнь и та работа, которой я сторонюсь до сих пор.
Нет уж, лучше с Дереком, чем среди этих правильных ребят, которые отмеряют шаг сантиметрами и умеют придерживать двери. Кто бы что ни говорил, а я создан для вольной домашней жизни.
Вот как сейчас - вечно один, да с придурком Дереком, который кормит и дает кров, раз сам взялся меня содержать. И теперь, вместе с Трилл и её доверчивой Зойкой, мне очень приятно шагать вдоль дороги, рассматривая закат. Такой, красно-желтый, наполовину укрытый тучами и какой-то неясной синевой. Загадочный, честно сказать.
До клиники мы успели ещё до закрытия, и это было прекрасно. Собственно, и больших очередей там не оказалось - наверняка мы приперлись одни из последних и застанем уставшего, растрепанного ветеринара, который неохотно кольнет каждого и отпустит восвояси.
Мы встали перед кабинетом, и я посмотрел на Трилл.
"Мне чего-то стремно" - говорил разум.
"Я должен быть храбрым!" - твердило сердце.
И честно сказать, был бы я с Дереком, держали бы меня семеро, ибо не хочу я к этому ветеринару!
Но Трилл - другое дело. Для своей красавицы я обязан быть героем! Ну или по крайней мере попытаться...
Осторожно накрыв её лапу своей, я трагично и эффектно вскинул подбородок и сказал:
- Пойду первым. Вернусь - расскажу!
"Если я вернусь, дорогая..."
Позволив взять себя за ошейник, я последний раз вильнул Трилл хвостом и грустно улыбнулся. Куда я шел? И... туда ли я шел? Но нежная рука Зои, пригретая шерстью на моем загривке, вела именно к белой двери, куда мы с ней вместе зашли.
Она болтала заученными фразами перед этим докторишкой, между прочим, щетинистым и уставшим, с мрачным взглядом и кругами под глазами. Называла какие-то таблетки, которыми меня пичкал придурок Дерек. Мне казалось, что вот-вот, и докторишка убьет Зойку, и мне нечего будет сказать Трилл, когда выйду.
Тем не менее, удовлетворенно кивнув, этот человек встал и хлопнул по кушетке. Знакомая команда, я запрыгнул, чтобы не разочаровывать мою маленькую дрессировщицу Зойку. Она разве что не захлопала - но по её взгляду я понял, что она уверилась в своем великом даре находить язык с животными. На самом деле, у неё просто не такие противные руки, как у Дерека, а то я бы цапнул, да ещё как. И не пошел бы ни в какую дверь к мрачному докторишке.
Разомкнув мои челюсти, он долго рассматривал десны и зубы, а когда я дохнул на него ароматом ромашек, слегка поморщился. Собственно, чего ещё ожидать от подобного человека?
Отпустив мою пасть и дав мне облизнуться и пощелкать зубами, он взъерошил мне шерсть на загривке, спине и груди. Даже в уши заглянул, негодник. В общем, я почувствовал себя так, словно всю шерсть с меня сбрили.
Цепкий мужик этот ветеринар, приподнял мой ошейник и провел рукой. Вот это было зря.
- Почеши, - проскулил я, чувствуя, как чешется кожа под ошейником. Но он убрал руку. Я выгнул шею и заглянул ему в лицо дикими глазами. - Почеши, придурок! Жалко что ли?!
Но он не почесал, и я, наклонившись, сам почесал свою шею о кушетку под взволнованным взглядом Зойки.
Достав свой шприц и подойдя с ним ко мне (к слову, на этом моменте я нервно сглотнул), он протер мне холку спиртом и, торжественный момент, - кольнул, мать его!
Да ещё как!
Мне большого труда стоило не дергаться, пока злодеюка-садист вкачивал в меня своё зелье из шприца. Когда он вынул иглу, я моментально спрыгнул с кушетки и в порыве страха и нежности подбежал к Зойке и потерся башкой о её ноги.
- Зоенька, Зоечка, знаешь как это больно, Зоюшка? - взвыл я, чувствуя, как она неловко пытается погладить меня. Я, конечно, позволил ей, но недолго. Окончательно успокоившись, я вместе с ней послушал болтовню врача и вышел вон.
- Всё в порядке, Трилл, - храбро улыбнулся я, подходя ближе и демонстрируя запах спиртяги, идущий от шерсти. - Я ему сказал, если вдруг что не так сделает - вмажу по первое число. Иди и будь спокойна!
"Думаешь, я тебе не вмажу, докторишка?" - мысленно усмехался я, глядя, как Зои уводит Трилл.
А все-таки, забавная девчушка её хозяйка. Я к ней уже начинаю привязываться, что мне в принципе не свойственно. Лишь бы глупый Дерек ничего не испортил. Хотя, зная его... когда он там приедет? Хех, не раньше, чем мы все трое околеем у трассы, ожидая его величество Придурка.
Прислонившись к ножке стула, я остался ждать Трилл, надеясь, что и у неё всё пройдет благополучно.

+1

4

Двор

Чем ближе они приближались к ветеринарной клинике, тем дальше в пятки уходило сердце Трилл. Оно бешено билось, норовило выскочить из груди, заставляя собаку несколько нервничать перед врачами, ожидающими (а может, и нет) ее и Крима в своем кабинете. В своих белых со шприцами в руках. Брр. Ужас. Все-таки как-никак, а Трилл боялась врачей. Также боялась, как ненавидела водные процедуры. А ненавидела она их достаточно для того, чтобы прикусить за руку своих доставучих хозяев. Успокаивал разве голос лабрадора. А тема... Какая разница, о чем они ведут непринужденно беседу – это хорошо отвлекает от негативных мыслей.
- Умер, значит? Ну... Каждый день кто-нибудь умирает, - выдохнула собака, не подумав даже расспросить о том, происходило ли с тем соседом, чьё имя Триллер уже умудрилась забыть, ранее. Не подумала и укорить за подобный разговор Крима. Ведь действительно, каждый день кто-то умирает, а значит нет повода скорбеть о существе, которое даже, кажется, и не приходилось для хаски никем. Может быть, конечно, Крим и сожалел об утрате... друга? Но если вспомнить разговор ранее, еще тогда, на выставке, то можно было сразу же понять, что отношения между этими двумя псами не слишком-то и хорошие. Правильнее сказать, наверное, совершенно никакие.
- И Дерек оклемается. Рано или поздно. Нет смысла грустить об утрате, ибо подобным все равно не вернешь ничего, - Триллер никогда не теряла чего-то ценного в своей жизни, и возможно именно поэтому собака так рассуждала. Но, серьезно задумавшись об этом, Трилл понурила голову и начала рассматривать землю под лапами.
Однако через несколько минут сразу же пришла в норму, едва лабрадор упомнил о питомнике. В принципе, истории из подобных мест собаку всегда интересовали. Ей-то, будучи щенком и еще живущей в питомнике, не удалось запомнить само это место какими-то историями. Зато она помнила свои первые дни дома. И, боже, помнила, как сгрызла почти все обои в доме. Это было забавно, черт возьми. Жаль, что подобного повторить уже нельзя. Возраст не тот, да и воспитание.
- Ага. Детство, оно всегда другое. Время меняется, все меняются, - пробормотала тихо Трилл, издав тихий смешок. И, правда, сравнить ее детство и сравнить ее поведение сейчас – можно подумать, что собаку на протяжении всего этого времени подменили. И не один, черт возьми, раз. Вон, Зойка даже подтвердит. А, не, не подтвердит. Девушка тоже была какая-то задумчивая. Быть может, это так влияет вечер? Или такая обстановка? Странный день.
И вот оно – здание ветеринарной клиники. Трилл сначала остановилась перед клиникой, опустила уши и несколько расстроено попятилась назад, дабы осмотреть это место полностью, не поднимая головы слишком высоко. Второй год, а оно, кажется, ничуть не изменилась. За исключением, конечно, запаха, исходящего от него. Пропахшая насквозь лекарственными средствами ветка, в период вакцинации, выглядела еще пугающе за счет все того же явственного запаха. Трилл прикрыла глаза, покачала головой. Нет, конечно, бояться ничего не стоило, к тому же осмотр – дело не болезненное, а шприц в руках врача не убьет собаку. Не убьет же, правда?
Белая покосилась недовольно на Зойку, мысленно упоминая, за какие грехи она могла попасть сюда. Вроде ночные прогулки никто из домашних не замечал, они и против, в свое время, не были. Грязными лапами на диваны Триллер не забиралась, да и вообще вела себя тихо. Зойка же не смогла прочитать в глазах собаки вопроса, а потому все также довольно звала Трилл зайти в клинику. Кажется, эту девчонку тоже смущало подобное здание. Либо же лекарственный запах, черт знает.
- Потом, Зой, объяснишься мне все же, за что ты так со мной поступаешь, - выдохнула собака, но пошла на зов хозяйки, которая была до безумия рада, что в последний день проведения вакцинации они, черт возьми, успели прибежать на место и их сейчас примут. Триллер же надеялась на обратное.
Смелость вернулась обратно, едва троица подошла к кабинету. Собака, вдоволь понервничав по  пути к врачу, смирилась со своей судьбой, и только поэтому сейчас готова была рваться в бой первой. Однако едва Крим вызвался первым, Триллер удивленно посмотрела на него, потом наклонила голову, но все-таки кивнула и ткнулась лбом в плечо лабрадору.
- Ага. Удачи, - выдохнула та, пропустив свою хозяйку и Крима вперед. Сама же, отойдя от дверей кабинета, решила осмотреть, что же в этой ветклинике было интересного. И, не найдя ничего такого, устало разлеглась под стульями.
Ожидание было, кажется, самым мучительным. Трилл то и дело закрывала глаза, недовольно ворчала, выбиралась из-под стульев и подходила к ветеринарам, снующим в конце рабочего дня туда-сюда. Ей требовалась хотя бы капелька чужого внимания, чтобы успокоиться, но врачи были слишком заняты своими делами, так что даже не обращали внимания на Трилл. Это раздражало. Безумно раздражало.
«Когда-нибудь я вернусь. И вернусь не одна. Со мной будет факел свободы, чтобы сжечь вас к чертям»
К счастью, именно на этой мысли злополучные двери распахнулись, и из кабинета вышла Зои и, конечно же, Крим. Живой и в полном, кажется, порядке. Триллер одобрительно вильнула хвостом, двинулась навстречу своим.
- Ну и как? – усмехнулась собака, осматривая лабрадора. По его виду и не скажешь, что врач был слишком надоедлив. Выходит, точно устал за свои рабочий день и пытается все сделать на «отстаньте, я хочу домой». Это определенный плюс.
- Видимо, ты и его покорил. Обаятельный Крим, ага, - с некоторым добрым смешком пробормотала под нос собака. Раз врач не пытался прицепиться к чему-либо, как обычно бывало на подобных осмотрах, значит бояться нечего. Правильно?
Однако кинув неуверенный взгляд на все такую же полную добра и позитива Зои, Трилл выдохнула судорожно и пересекла порог ненавистного кабинета. Если в коридоре стоял сильный запах лекарственных препаратов, то в кабинете было в самую пору открывать окно. Собака недовольно чихнула и покосилась на врача. Усталый и измученный, он спрашивал о чем-то Зои, а она ему, кажется, что-то отвечала. Сконцентрироваться на голосах мешала неуверенность и некоторая непереносимость находиться в душных кабинетах. Например, в таком, как этот.
- Все для клиентов, да? – пробормотала вечно недовольная Триллер, запрыгнув на кушетку, едва ей дали согласие.
С этого-то момента и начинался ад. Обычно, Трилл давала лапать себя только доверенным и родным двуногим. Не таким, как этот странный врач. Но, увы, сейчас приходилось держаться против своей воли. И если осмотр кожных покровов собака пережила еще как-то более-менее спокойно, то едва врач потянул руки к ее пасти, Трилл с трудом сдержалась, чтобы не укусить этого противного человека, прокусив перчатку и, желательно, руку. Обе руки.
Ибо, нельзя же так поступать с леди. Так вот, как поступает этот идиот. Нет, ясное дело, он уставший и заработавшийся, но можно же быть и осторожнее, черт возьми!
Трилл пару раз облизнулась, когда ветеринар поспешил убрать руки от челюсти собаки. Жаль, не замешкался еще на пару-тройку минут. Тогда бы подступившее раздражение нельзя было сдержать полностью. И тогда бы Триллер отыгралась и за этот, и за предыдущие визиты.
- Все, да? Го без вакцинации-то, ну. Я же хорошо себя чувствую – пробормотала собака, довольно рассматривая ветеринара. Однако, увы, худшее ждало ее впереди. Человек взял в руки шприц, а Трилл попыталась поймать уносящееся сердце. По сути своей, самого укола не избежать. Зои, помнила, как болезненно собака реагировала и ранее, а потому находилась со своей любимицей как можно ближе, подбадривая ее теплыми хорошими словами. И, как ни странно, белой становилось от подобного легче. Она буквально не заметила, как до ее холки добрались руки врача-изверга, зато прекрасно почувствовала иглу шприца. Чертов психопат. Мягче надо, мягче.
Хаски отряхнулась, едва ветеринар убрал свои руки от нее. Триллер прищурилась, оценивая работу врача и, заметив, что именно в этот раз у него получилось намного лучше, чем в прошлый раз, спрыгнула бойко на пол. Правда, она чуть не упала, прокатившись по скользкому полу, но устояла. Устояла, черт возьми.
- Так. А теперь, где моё лакомство за то, что я вытерпела такое? – она кинула недовольный взгляд на врача, но человек сделал вид, что никаких собак, просящих угощения, я рядом нет, лишь небрежно взъерошил шерсть да отпустил ее и Зойку.
- Ну и ладно. Жлоб, - проворчала Триллер, когда поняла – ничего она не получит, а потому в спешке покинула кабинет. Либо раньше врач был более добрым, либо на него действительно так влиял конец рабочего дня. Сколько раз, как помнила Триллер, этот самый человек был к ней благосклонен. А теперь... А впрочем, черт с ним.
Едва белая пересекла порог и оказалась в коридоре, так с облегчением и неподдельной радостью выдохнула:
- До встречи никогда! – она говорила это каждый раз, и каждый раз возвращалась снова и снова, чтобы в очередной раз сообщить стенам ветеринарки, что не вернется.
- А теперь, го домой. Я не хочу видеть это место больше.
В принципе, Трилл не собиралась долго торчать тут. Она хотела на свежий воздух, а потому сразу рванула к выходу, не обращая внимания на просьбу Зои терпеливо подождать.

Отредактировано Thrill (2015-08-25 02:52:12)

+1

5

"Обаятельный Крим, ага" - звучало в ушах, пока я смотрел вслед уходящей Трилл. Но какой-то предательский внутренний голос произносил эти слова с едкой иронией, как бы напоминая мне о том, какой я в самом деле выпендрежник и эгоист. Возможно, подействовал запах спирта или лекарств, но через пару мгновений он уже говорил что-то вроде "Черт возьми, как же я люблю колоться!"
Тем не менее, спустя какое-то время на меня напала неясная тоска. Один в совершенно пустом коридоре перед кабинетом ветеринара. Один из плафонов на потолке невесело подмигивает, вроде как сочувствующе. Как бы говорит: "- Ну же, Крим, не расстраивайся. Ты обаятельный. Или просто пытаешься им казаться, но какая разница, если тебе не говорят в лицо, что ты обычный эгоист?"
Я не знаю, как лучше описать эту краткую историю моего сумасшествия, но разговоры с плафонами - явный признак подступающей шизофрении. Поэтому я не стал отвечать плафону, превратив диалог в монолог и тем самым обезопасив себя от всяких намеков на шизу. Лапы ныли от усталости - ещё бы, целый день на ногах. Я прошел к окну и посмотрел на темные деревья и дорогу. Свет фонарей, конечно, помогал, но только лишь видеть силуэты деревьев и редкие проезжающие машины. Почему я так жду, что одним из этих темных ночных людей в железных труповозках окажется Дерек? Между прочим, я всегда любил ночные прогулки. Что это со мной? Кажется, я просто не хочу, чтобы Трилл и Зои замерзли. Удивительно, когда это ко мне стали приходить подобные мысли? Ко мне, тому самому Криму, который называет всех придурками, дерет обои и валяется в грязи. Бандиту Криму, выманивающему домашних собачек погулять на улицах и носящему шипастый ошейник, подарок Стива. Полоска кожи и немного стали - всё, что нужно для того, чтобы чувствовать себя сильным и свободным. Если не получается верить в себя - верь в него, в свой ошейник, который делает тебя местным панком и задирой. Таков был наш простой закон. Нас годами рядили в намордники, обвязывали поводками, приковывали цепями. А мы решили послать всё это к чертям и делать что захотим. Мне, безусловно, проще - Дереку ведь плевать, буду ли я находиться дома в его отсутствие. Хоть и придурок, а парень не такой уж проблемный.
А теперь я, свободный, беспечный, красивый - готов лишить себя полночной прохладной прогулки ради кого-то другого! И черт возьми, пусть будет проклят тот, кто скажет, что мне не понравилось это чувство!
Напротив, оно показалось мне очень теплым и хорошим, в отличие от горячечной злости на врага или холодного презрения к негодному человеку. Нет, забота не может быть оковами, я это крепко понял. А ещё понял, что кто-то подошел сзади, увидев тусклое отражение на оконном стекле. Оглянувшись, я узнал человека в белом. Он молча смотрел на меня, а я на него. Мой разум, смущенный запахом лекарств и сегодняшним осмотром, не подсказал мне ничего дельного, ровно как и не заставил меня броситься на человека с агрессией той-терьера. Я слабо вильнул хвостом и виновато улыбнулся. Может, человек и не способен различить всей палитры моих чувств, хотя бы положительное расположение понять должен.
Его черты стали мягче. Он положил руку на мой загривок и слегка потрепал.
- Ну, не надо, - неохотно запротестовал я, чувствуя усталость в плечах. - Меня уже сегодня успели погладить, больше мне не нужно. Спасибо, приятель.
Я стряхнул чужую руку и с вызовом посмотрел в глаза врача... или лаборанта... или черт знает кого, может, это вообще какой-нибудь собачий маньяк под прикрытием, от которого я сейчас должен защитить дам.
В любом случае, он выглядел моложе моего щетинистого докторишки, у него из кармана торчал градусник, и я даже представлять не хотел те места, в которых этот градусник успел побывать.
Человек не отступил и, взяв меня за ошейник, нащупал бирку, которую приделал Дерек. Там, впрочем, ничего интересного - моя краткая кличка и его номер. Любопытствующий товарищ чему-то усмехнулся и отпустил меня, видимо, удовлетворившись увиденным. Я отстранился и ловко отбежал влево, с разгона запрыгивая на стул и чинно присаживаясь, чтобы человечишка не подумал, что господин тут скучает в одиночестве. Господин ждет Трилл!
Впрочем, сотрудник направился дальше, кинув на меня последний взгляд, а я быстро спустился со стула и снова помчал к окну. Приподнявшись на задние лапы, я стоял и глядел на дорогу, ожидая увидеть знакомую развалюху среди остальных машин, но так и не увидел. Наверное, оно и к лучшему. Увидев, как дерьмово припарковался Дерек, я бы уже точно не отошел от этого окна, а сыпал бы проклятиями  до самого утра.
Когда дверь чуть скрипнула, я метнулся обратно к ней и встретил приветливым взглядом выходящую Трилл. Впрочем, её мысли были заняты скорее прощанием с проклятущей ветеринаркой, в то время как мои мысли по-весеннему были заняты её возвращением. Пёс знает, что на меня нашло, но если я что-то чувствую, то от чувства меня непременно разрывает на куски. Меня склеивает только осознание суровой реальности.
- Ну, го домой, - поддержал я настрой Трилл. И впрямь, нам всем пора из теплой клиники с дурманящим запахом лекарств и спирта на холодную вечернюю улицу. Кто бы что ни говорил, а после укола мне стало как-то спокойнее. Иногда я думаю о том, что эти люди всё-таки знают, что делают. По крайней мере, я достаточно путешествовал вместе со Стивом, чтобы повидать собак с болезнями различной степени тяжести. И знаешь что, приятель. Домашние собаки всегда выглядели куда более здоровыми и бодрыми, чем уличные собратья.
В людях определенно есть какой-то секрет. Они, конечно, глуповатые, а многие ещё и полные придурки как Дерек, но своё дело знают. Вырастить выставочный экземпляр? Без проблем.
Приземленные, но благоразумные людишки. С веселым снисхождением взглянув на Зои, строчащую смски прямо по пути с лестницы, я перепрыгнул последние две ступеньки и с удовольствием приземлился на плитку.
- Всё прошло довольно неплохо, верно? - сказал я, усмехаясь прямо в вечернее небо. - По крайней мере, этот придурок был не придурошнее моих прежних врачей.
"О да, почему бы не вспомнить о том, что ты по сути новичок в этих местах. Наглый новичок, приехавший в новый дом и тут же начавший наводить тут свои порядки с Дереком и анархистами".
Мне было интересно, давно ли Трилл в этих местах, может даже всю жизнь тут прожила. Было интересно, помнила ли она свой питомник и как там было - просторно, шумно, много задавак-чемпионов и советчиков, навязывающих тебе свою типичную породную судьбу? Да и, по сущности, сможет ли хаски стать поводырем? А?
Всё это было мне до жути интересно, но один взгляд на Трилл отбрасывал все вопросы. Не хотелось портить этот тихий, спокойный и темный вечер своим дурным любопытством. Поэтому я просто шел рядом, позволяя себе чаще касаться её шерсти, чем в светлое время суток. Как бы невзначай, просто для того, чтобы почувствовать немного тепла. Но она бы не узнала об этом, нет. Для неё это должно остаться просто случайностью, немного косящей в сторону лапой, сбивающим с пути порывистым ветром. Но уж точно не желанием золотистого Крима быть ближе.
Вот уж какой мысли она допустить точно не могла бы!
"Конспиратор из тебя всё равно хреновый, будем честны".
Ну да, хреновый. И ничего страшного. В конце концов, мы все успели немного устать. Всё в порядке.
Честно говоря, я даже обрадовался, увидев машину Дерека почти у самого входа. А тут и он сам выплыл из темноты - я чуть не поперхнулся. Мало того, что ему удалось найти рубашку, которую я пока не грыз - так он ещё и накинул припрятанный от меня пиджачок. Стильный красавчик Дерек, матерь божья.
Понадобилась стойкость семерых предков-ретриверов, мысленно всегда пребывавших рядом со мной, чтобы я не накинулся на этого выпендрежного придурка в попытке лишить нарядного пиджачка или отгрызть рукав.
Ну вот честно, в этот раз он действительно ведет себя как идиот. Первым делом открывает дверь своей труповозки перед Зои и жесты у него такие гостеприимные, приглашающие, что я с трудом захлопываю пасть, готовый разразиться ворчанием. Нет, нельзя мешать Дереку. Нельзя.
Дерек - не Стив. Да и не нужен я этому придурку, по сути. И он мне, к слову.
Поэтому, дождавшись, пока он откроет двери нам с Трилл, я пропустил вперёд её, чтобы ей не досталось то самое кресло с выступающей пружинкой, прямо за водительским. Набравшись мужества, я запрыгнул следом и, зажав лапой пружину, осторожно сел. Комично, но у моей задней лапы больше не было свободы движения. Теоретически она, конечно, была... но пружинка! Что угодно, только не эта пружинка!
Немного откинувшись на спинку, я постарался расслабить плечи и расслабиться сам. Глаза Трилл в полутьме машины выглядели загадочнее обычного, и в какой-то момент я едва не забыл, как дышать, вовремя опомнившись лишь благодаря глухому бормотанию Дерека там, спереди. Он балаболил о чем-то на своём нелепом языке, изредка упоминая наши имена.
- Всё же, сегодня хороший вечер, ага? - улыбнулся я, глядя на шею Трилл и на всякий случай прикусывая губу, чтобы не дышать так часто и вообще, черт возьми, остановить себя от волнения.
- Теперь нас не скоро повезут туда. И это, в принципе, отлично. Я, всё же, вспоминаю питомник. Мы всегда ходили на прививки вместе. И честно сказать, мы даже меньше визжали, чем другие партии щенков.
Чуть усмехнувшись, я отвел взгляд и посмотрел в окно. Пахло бензином и немного дымом, но скорее от пролетающих мимо домов, чем от Дерека или машины.
- Я могу сколько угодно ругать Дерека и других людей, но вообще-то, я должен был всю жизнь ходить на поводочке с человеком, - неожиданно проявил я искренность. Неожиданно даже для самого себя. - Жить в полжизни. Быть собакой-поводырем. Нас с детства убеждали в том, что это действительно нужно. А я никогда не верил. Мне говорили: "Спокойнее, Уинтроп. Вырастешь - поймешь". Но от этого я злился только сильнее. Сколько же нужно накопить злости, чтобы злиться так, как я тогда? А ведь мне действительно казалось, что стать поводырем - значит потерять свободу. Навсегда.
"Чертовы люди. Глупые люди. Как же хорошо, что Стив спас меня".
- Знаешь, как бы там ни было, но все эти щенки - они были слишком примерными и правильными. Корм по расписанию, прогулка по расписанию, черт возьми. Но я тебе честно скажу: всё это - такое дерьмо! Ладно ещё нас выгуливали в парке, где можно было не играть в общие игры... общие игры, бр-р-р-р!
Меня реально передернуло, как от холода. Воспоминания о питомнике в моей голове остались двоякими. С одной стороны, я мог узнать больше о взрослых псах и их работе. С другой, все они были жутко унылыми и "породистыми" в прямом смысле этого слова. Одинаковые, предназначенные для одного дела. Попросту неприятные своей одинаковостью.
Многие как Валька - те ещё пижоны, ну и небольшая кучка таких, как я - как правило, слишком трусливых, чтобы совершить решительный шаг.
"Ну что же, ребята. Уинтроп вырос. И он сейчас едет по темной дороге меж фонарей в машине с самой прекрасной собакой на свете. А чего добились вы, ребята? Парочки пыльных наград? Коврика около хозяйских ног? К черту всё это. Моя жизнь куда круче!"
К ДОМУ ТРИЛЛ

+1

6

Как бы сильно не хотела этого Триллер, выйти ей удалось только тогда, когда Зои подошла к дверям и, не отрывая глаз от мобильника в руках, открыла ее. И сразу же приятный вечерне-ночной ветер взъерошил шерсть собаки. Трилл, пробормотав что-то про свою нелюбовь к подобным помещениям, сразу же вырвалась в прохладу и только тогда вдохнула полной грудью, подняла голову вверх и закрыла глаза. Загруженный день полностью перешел в уютный упоительный вечер, что не могло, в принципе, не радовать. Да и настроение после похода к врачу поднялось выше, чем белой хотелось ранее, что в принципе также не могло не радовать. Собака даже умудрилась забыть о вечных мыслях о предшествующих выставках и попытках покрасоваться на глазах миллионов людей – слишком уж ей было хорошо.
- Эй, Крим, ты чувствуешь это? Это чувство, подобное свободе, - конечно, элитная собака не могла подобную ситуацию полноценной свободой, поскольку саму эту свободу-то ни разу и не испытывала за свою жизнь. Свободными могут быть собаки, не ограниченные ничем, например. А она ограничена поводком и четырьмя стенами дома, что, в принципе, ее устраивало. Пусть и не всегда, но устраивало. Теплый дом, добрые руки и постоянная еда – разве можно от подобного отказаться? Да даже ночные вылазки (от которой, к слову, Трилл не собиралась отказываться и сегодня) не могли бы заставить хаски поменять свое мнение.
Трилл старалась говорить, равно, как и слушать шум машин, как можно меньше, наслаждаясь все тем же, пусть и не совсем свежим и чистым, но не пропитанным дикой смесью различных препаратов, воздухом. Она практически не реагировала на Зои, считая, что хозяйка должна понимать – собака пережила некоторый шок в кабинете ветеринара, позволив дотронуться этому грубому человеку до нее, ощупать, да еще и вколоть что-то странное, известное только самому врачу, в холку. В прочем, Трилл забыла о подобном инциденте почти сразу же, лишь иногда морщилась от всё еще не прошедшего неприятного чувства касания чужих рук.
Машина Дерека стояла близко, так что, по сути, можно не волноваться и не готовиться к долгому времяпрепровождению на улицах полуночного города. Нет, конечно, Триллер любила ночной город, но любила по-своему. И в эту самую любовь не пустила бы какого-либо человека, пускай то была и ее Зои. Ночные улицы городка, принадлежали обычно только ей самой. И пусть на этих самых улочках обитало и без нее сотни бродячих собак, равно как и сотни людей, но Трилл привыкла считать ночное время ее временем, а потому с нетерпением ждала, когда же они все-таки соберутся и отправятся домой. Перекусить, дождаться, когда все разойдутся по комнатам и в полуночной темноте уйти через заднюю дверь навстречу неизвестности. И так до раннего утра – что может быть лучше?
Вздохнув, собака проследила, как Зойку «усаживают» на переднее сидение, и что-то недовольно проворчала. Когда-то давно Зои сопротивлялась садиться вперед, предоставляя брату такую возможность, но сейчас девчонка была готова с легкостью расположиться спереди, забывая совершенно про то, что, как бы, Триллер, как собака это ни пыталась скрыть, не любила путешествия на машинах. Не то, чтобы она боялась, но в машинах ее хорошенько так укачивало. Иногда Вестмарк требовались часы, чтобы отойти от подобных «прогулок» и головокружений. Однако показывать сейчас, в данную минуту, неприязнь к четырехколесному способу передвижения хаски отказалась, лишь кивнув благодарно Криму за то, что он пропустил ее первой, забралась на заднее сидение и практически сразу же устремила взгляд  в окно.
Время тянулось безумно медленно, однако Вестмарк больше не предпринимала попыток расшевелить его, словно отодвигала дальнейшие неприятные ощущения и просто наслаждалась тишиной да хорошей компанией в лице лабрадора рядом. И, казалось бы, ничего не предвещало беды, но едва машина двинулась, собака моментально прижала уши к голове и опасливо посмотрела вперед. Множество раз Трилл была свидетелем каких-то странных переругиваний, что между хозяевами, что между человеком и телевизором. Возможно, именно это и сказалось на собаке, отчего машины и получили ярое неодобрение. Да что там – ярое неодобрение – Триллер терпеть не могла поездки.
И, боже, спасибо огромное Крименцу, который начал диалог, заставив Триллер переключиться на него и совершенно забыть о неприятных мыслях. Окинув взглядом лабрадора, Вестмарк еле заметно улыбнулась и уселась поудобнее, поворачиваясь корпусом к Криму. Как ни странно, но его голос помогал расслабиться, забывая о том, что сейчас они как бы сидят, но передвигаются к дому. Трилл мысленно отметила, что вечер мог бы быть намного лучше, едва Крим сообщил, что, кажется, еще не все потеряно. Так же согласилась и с тем, что это самое здание останется забытым всеми на долгое время. Если, конечно, никакая зараза все-таки не пристанет, либо же никаких переломов, сломов и ушибов совершенно случайно не всплывет. А так – да, естественно все останется в далеком прошлом. И дорога сюда окажется на время не нужной. И хорошо.
Она не смогла не улыбнуться еще шире, когда пёс завел разговор о питомниках, вспоминая свое детство. Подобные истории хаски любила слушать всегда, мысленно составляя более четкую картинку о собеседнике, поскольку каждый, рассказывая о прошлом, не мог сдержать нужных ей эмоций, как бы он ни старался.
- Наверное, круто помнить своё детство до мельчайших подробностей. И, конечно, жить по расписанию – это сущий бред. Зачем нужно это самое расписание, если в конечном итоге от него все равно будут пытаться переучить своими способами?
И снова Трилл не понимала некоторой людской логики, более того – та самая логика ставила собаку в тупик. В принципе, это люди. Пускай что хотят, то и творят, а у нее есть и дела важнее, нежели ежедневно поражаться человеческой глупости. Или только ей кажутся подобные действия глупостью? Жила ли она по какому-то режиму, когда была щенком?
Однако, несмотря на вторую часть рассказа, в первой Трилл тоже заинтересовали некоторые аспекты, которые она так и не смогла оставить без внимания.
- Значит, поводырь Уинтроп, да? Загадочный ты все-таки пёс, Крим. Мне предстоит узнавать тебя больше и больше с каждым днём, - усмехнувшись, тихо пробормотала Триллер, прикрыв глаза и мечтательно вздыхая. Она не знала, что ей нравилось больше: новые тайны или то, что эти тайны крутились вокруг именно этого лабрадора, вокруг Крименца. Ведь как-никак, а этот таинственный пёс чем-то умудрился заинтересовать белобокую, и причиной тому было не только его туманное прошлое, которое порой не поддавалось логическому объяснению. С ее точки зрения не поддавалось. Но это, скорее всего, потому, что она по факту ничего не знала о нем. Только поэтому, ведь так?
Трилл тихо выдохнула и снова отвернулась к окну. Она чувствовала, что судьба ей приготовила что-то интересное на ближайшее будущее. И чем бы это ни было, собака уже с удовольствием ждала неожиданных жизненных поворотов. Только бы коварная баба судьбинушка не затягивала с этим, а все остальное подождет.
- И все же, да. Сегодня замечательный вечер.

Триллькин дом.

+1

7

Двор

Вирус не сильно любил гулять по городу в дневные часы, как, собственно, и вечером. Да и с утра тоже. Все то время, что по улицам суетились люди. Много людей. Они боялись его, поэтому Феликс взял дога на поводок, стараясь держать последнего близко к себе. Он нервничал. Ему явно не нравилось то, что периодически вытекало из носа пса, как и то, что он был немного более ленив, чем обычного. Как он это определил лишь небу известно. А Вирус не считал свое самочувствие плачевным. Поправится, не в первой подхватывать... Эм... Простуду? Да, скорее всего это именно она. Ему не два месяца, ему два года. Переживет.
С другой стороны прогулка по прохладному городу доставляла удовольствие. Пускай и на коротком поводке. Тот и так был метра три максимум, а сейчас пса держали на метре. А то и лишь его половине. В любом случае, Вирус довольно простодушно семенил рядом с человеческой ногой, вслушиваясь в жужжание улицы. Машины, люди. Звук сигнала автомобилей, велосипедов. Звук тормозов роликов, и этот раздражающее дребезжание колес скейтбордов. И изредка - крики тех, кто ехал на них, но не удержался и упал.
- Хэй, почему ты не купишь себе такой? Было бы забавно посмотреть, как ты управляешься  с этой штукой. - выдал дог, вглядываясь в лицо Росса. Тот лишь улыбнулся и продолжал движение. Конечно же, он не понял. Эх, люди, столько всего создали, а вот то, что могло бы пригодиться доброй части населения... Нет, зачем? Или они попросту боялись общаться с четвероногими на равных.
- Знаешь, я бы даже побегал за тобой. За велосипедом например. Почему нет? Это должно быть весело. - разговаривать со стенкой не так приятно. Слова утекают в никуда, лишаясь своего смысла, превращаясь в простой набор звуков.
- Жаль, так мы могли проводить больше времени вместе, а, Феликс? - дог вновь глянул наверх, но человек был занят переходом по "зебре", высматривая лазейку между потоком машин.
- Дурила ты, Росс. Зачем ты вообще вытащил меня из приюта, а? Чтобы я смотрел, как ты сусюкаешься с этой... - договорить Вирус не успел, парочка вновь возобновила движение.
- Быстрей, Вирус! Давай-давай-давай! - юноша явно торопился. По непонятной причине.
- Эй, они должны нас пропустить, забыл? - белый раздраженно ударил хвостом хозяина, бегло осмотрев останавливающиеся машины. - В этом же смысл это разметки!
Ворчание не было услышано. Естественно. Люди, вы безнадежны.

К нужному зданию они подошли довольно поздно. По прикидкам Вируса та должна была быть закрыта, или что-то вроде того, но нет. Кажется, у него был непорядок со временем. Ну и пускай. Феликс занял очередь и пошел, протащив с собой и пса к тому углу, где продавались лекарства. И не только они, хотя за свойственным всем клиникам и аптекам запаху, пробовать разобрать что-то было дурацкой затеей. Конкретно сейчас Росс приобрел ту самую ерунду, что якобы поддерживает зубы собак в состоянии чистоты. Во что белый не сильно то верил, но вкусняшка же.
- Сейчас отдам ее тебе, - с улыбкой проговорил Феликс, утаскивая пса в ту часть здания, где был нужный врач. Правда, заняли они более дальний угол, дабы не мешать остальным.
- Хочешь, хочешь? - ох эти люди, любители поиздеваться. Вкусность летала перед мордой туда-сюда, видимо, ожидая, что Вирус сделает что-то такое, эпичное.
- Чего ты хочешь от меня?! Дай и все! - догу не нравились эти забавы. Скажи, что тебе нужно, зачем так издеваться то? Челюсти щелкнули в миллиметре от пальцев горе-хозяина. Тот даже не обратил на это внимания, продолжая мурлыкать себе под нос, это "хочешь-хочешь". Самое забавное началось, когда Росс принялся поднимать эту триклятую палочку над свое головой. Вирус прошелся по его коленям передними лапами, после, попробовал сесть на хозяина, положив передние конечности на плечи.
- Ах ты же хитрюга белая! Что ты творишь, а? - смех, чистый, искренний. Странная радость, но таковы собачники. Как только он не перепугался? Вообще, он частенько реагировал не так, как, кажется, следовало.

Вирус как раз догрызал отвоеванную палочку, когда наступил их очередь посещать кабинет врача. И первое, что не понравилось псу - то запах страха. Почему все так к этому относились? Этот страх раздражал. Он был глуп и не обоснован. Как и болтовня людей. Росс говорил о том, что ему не нравится самочувствие его собаки, а доктор... Судя по всему ему было не очень то интересно. Действительно, сначала осмотр, потом все остальное.
Демонстрация зубов, мда. Феликс раскрыл рот своего питомца, который все-же не давался так легко. Ему пришлось задать последнего между ног, при этом открывая пасть. Ну, чтож, где-где а в ротовой полости у Вируса все было в норме. Проверка на кожные заболевания под синей лампой. Тут дог был спокойней, в конце-концов, ничего страшного. Глаза, когти, уши. Совсем все было тщательно.
Что ты наговорил ему, Феликс?
Хозяин поднял его на стол, чтобы врачу было удобней вкалывать свои препараты. Заботливая рука лежала но носу у Вируса, вторая же придерживала за ошейник. Укол в холку, и в заднюю лапу. Дог фыркал, но лежал смирно. Своим дерганьем можно помешать. А там иглы. Еще попадет не туда. Неприятно конечно, когда такая штука втыкается тебе в ногу. Но все лучше чем потом валятся под капельницей. Когда тебе и так плохо, а в тебя еще и колют кучу всего.
Будучи отпущенным Вирус просто шатался из угла в угол, принюхиваясь,  в ожидании того, когда человек получит все необходимые по его мнению инструкции. По мимо запаха собрата пес учуял несколько кошек и парочку других животных. Вот на них он бы посмотрел, потому что ассоциации с этим запахом не было.
Два года, а я так мало знаю! Отвратительно. Хочу почаще выбираться из дома...
По пути на выход они вновь зашли в тот ларек, где Росс приобрел все нужное для профилактики своего пса. Или уже лечения? Вирус не сильно в этом разбирался, а разговору двух люде не сильно то прислушивался, что наверное было ошибкой. Парочка знакомых, например, треслись о здоровье настолько, что ворошили человеческие аптечке при любом недуге. Маленькая боль в голове, и все, пиши пропало.
- Врач сказал, три раза в день до или после еды... Кого я буду откармливать? - Феликс рассмеялся, шагая в сторону дома. Вирус же подумал, что именно поэтому ему стоило приобрести велосипед.

Дом №9. Вирус.

0

8

Двор --->

Не упираться, не трястись, не выть — вот она, основная задача тех, кто приходит сюда под человеческим конвоем, на прочной и короткой нити поводка. Один только вид огромного здания клиники внушал ужас — пожалуй, только торговые центры могли помериться своими габаритами с этим хранилищем едких запахов. Похожие всегда наполняли одну из комнат дома под двенадцатым номерным знаком, но они были не такие резкие. Может быть, потому, что Эми всегда проветривала ветеринарную комнату, раскрывая широкие окна нараспашку, чтобы свежий воздух наполнял помещение с голубыми стенками. Да, наверное, именно поэтому.
Вздохнув, Клео подняла глаза, покосившись на «конвоиршу», ведущую ее внутрь здания. Коулман, кажется, была вполне спокойна и даже довольна. Конечно, она-то думает, что царицы не боятся ровно ничего, а терапевтов не страшат вострые иглы. Нет, это не так. Хаски было бы куда приятней смотреть на то, как шприц протыкает чужую плоть, чем чувствовать, что он пронзает ее собственную.
«Запомни, дорогая, это для твоего же блага, - настраивала себя серебристая, пресекая порывы паники и желание  смотаться куда-нибудь подальше. - Ты ведь понимаешь это, правда, Клер
Конечно, она понимала. И только это осознание побуждало суку не стоять столбом и не стонать. Она гордо, разве что чуть опустив голову, топала по светлому кафелю, под цокот собственных коготков. Его заглушал говор - смешеньше разных голосов, человеческих и собачьих. Одним умоляли свернуть с выбранной дороги, другие же переговаривались о своем, о чем-то личном.
Клеопатре не с кем здесь было здороваться. Все были увлечены и мало знакомы с нею. Может быть, кого-то когда-то она и видала в городе, но не припомнить же всех и сразу?
- Вот это да, доброе утро!
Дернув ухом, хаски оборачивается на звук. Кто-то машет пятерней в их сторону. Клео присматривается и узнает это девичье лицо. Принадлежало оно одной из частых гостей двенадцатого дома — коллеге Амелии по совместительству. Дамочка эта на удивление притягательна — для всей существующей живности, по-моему. В свои огромные двадцать восемь лет эта особа имела при себе собаку, двух котов и целых пять попугайчиков. Зачем ей столько живности на ее  квадратные метры жилплощади, Клеопатра не знала. Зато она была более-менее знакома с ее громоздким питомцем, светлым алабаем ростом с полторы такие Клеопатры, как она. Этот старичок, в общем-то, и был причиной сего явления волонтерши в клинику.
- Доброго дня, пес, - хмыкнула черно-белая сука, как только дамы оказались достаточно близко, чтобы позабыть о своих узниках. Алабай смерил хаски оценивающим взглядом и, расплывшись в слабой улыбке, кивнул.
Весь вид гиганта говорил, что дружок подхватил какую-то хворь, так что спрашивать о самочувствии друга Клеопатра даже не подумала.
- Совсем плохо? - не без участия осведомилась госпожа терапевт, бесстрашно умостившись рядом. В ответ только отчаянный вздох.
- А я тебе говорила — надо было...
Что-то вдруг напористо оттянуло псину за шею.
- Клео, дорогая, идем-идем. Нам пора.
Поводок натянулся с требованием выдвигаться далее. Проворчав что-то под нос, серебристая поднялась на лапы и кивнула другу, после чего поспешила за противным поводком, буквально волочившим ее по скользкому полу.
Снова зацокали коготки. Скрипнула дверь, и одно яркое помещение сменилось другим. Запах лекарств стал куда более отчетливым. Гогот, мяуканье и скул сменились гробовой тишиной с тихим глухим треском каких-то камерок. Вот он — бледный мрак белой комнаты. Устрашающий, почему-то замогильный по мнению псины мир.
Люди приветствуются. Одна — с энтузиазмом, другой — сухо и как-то равнодушно. «Ну зачем ты ведешь меня к нему, Эми? - простонала внутри себя разноглазая. - Ты же можешь! Ты же можешь сделать все сама!»
Она и вправду могла. Но ведь ветеринар — он ветеринар, а волонтер — всего лишь волонтер...
В прочем, каким бы черствым на вид этот докторишко не был, свое дело он делал осмотрительно. Самое омерзительное в этой ситуации оказался тот момент, когда он в своих противных перчатках стал трогать ее зубки. Нет, сами по себе перчатки — это весело: они скрипят, тянутся, их можно погрызть, но вот человеческие пальчики в них просто отвратительны. Казалось, он сейчас все десна сотрет этим кошмаром.
Долго эта котовасия не продолжалась. Совсем скоро Клео ласково поглаживают по головке, а это означало, что неминуемое уже маячит перед самым носом.
«Так, дорогуша, терпи!»
Вот она — блестящая, едва уловимая в прямых линиях кабинета игла. Вот он приближается к ней со шприцом в резиновых ладонях. Ближе, ближе...
«Ровно! Не падать в грязь мордой!»
Резкое покалывание пронизывает кожу, а потом и то, что находится под ней. Но Клео даже не вздрагивает. «Я прилежная. Я сдержанная. Я хр-рабрая, чер-рт побери...»
Совсем немного, и все заканчивается. Хаски чувствует нежные дамские пальчики на своей головке, слышит приятные словечки в свой адрес. Ну, кто хорошая? Конечно же, она хорошая!
- Идем, прелесть моя, умница, - о, эти слова, ради которых можно пожертвовать своим хвостом! Сгореть синим пламенем в дверях белого ада!
«Ох, Эми, одно ты мое утешение!» - взвизгнула в сердцах псина и соскочила с койки, прижимая к затылку уши и нетерпеливо топчась у дверей.
- Ох, забери меня отсюда, радость моя! Прочь из этого лекарственного кошмара обратно на мою койку! Эм-ми, у меня стресс, ей-Богу, мне прописан отдых.
Собака подгоняла хозяйку как могла, и Коулман, узрев рвение своей узницы, пристегнула ремешок поводка вновь.
Они вырвались. Свободные, живые и ныне здоровые.
- Ты же дашь мне что-нибудь для спокойствия, правда, Ми? Я бы совсем не отказалась от печенюшек - глаголила без перебоя сука, вертя мордой вслед за волонтершей, пока они обе преодолевали зебру. Дом был еще совсем далеко, а мадам Клер уже предвкушала вкус сахарных печенек и тепло мягкой подстилки...

----> Дом № 12

0


Вы здесь » Элита против Дворняг » Частные дома » Ветеринарная клиника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC