У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Элита против Дворняг

Объявление

Рады видеть Вас у нас. Добро пожаловать домой!
Присаживайтесь на теплый ковер к потрескивающему поленьями камину. Давно не виделись, не правда ли?
За это время мы успели преобразиться и придумать новую идею. А вы наверняка набрались опыта.
Так давайте вновь усядемся бок о бок и поиграем на старой доброй ролевой Элита против Дворняг.
Погодные условия

Осень. Сентябрь. 1-я неделя. Утро.

город

Прохладно. 10 градусов выше 0.

Ветрено, накрапывает дождь.

корабль

Капитан обнаруживает следы дворняг на корабле.
Он намерен переловить всех нелегалов.
А дворняги начинают свое расследование.
Жуткое убийство не может остаться безнаказанным.

первым делом
Своры
Правила
Главная информация
Навыки и роли Дворовых
Навыки и команды Домашних
Карта| Валюта| Бои
в процессе
Квесты
Заявка на локацию
Пополнить счет и навык
Магазин
Активные морды

Бендида

БАННЕРЫ


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Элита против Дворняг » Назад в будущее » Свободный в четырех стенах


Свободный в четырех стенах

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/t/awDk4.jpg


Время: Чуть менее двух лет назад.
Участники: Шквал|Клеопатра
Сюжет: Дорога, скорость, спешка... Увы, то, что для одного простая обыденность, для другого - смертельная опасность. К сожалению, судьба далеко не всегда благосклонна к мохнатым одиночкам, и в тот злополучный день она заводит бродягу Шквала под колеса автомобиля. Однако, кое в чем тому все-таки повезло: именно в тот момент пес попадается на глаза молодой волонтерше Эми и ее собаки Клео, тут же поспешивших на помощь. Процесс поправки происходит в доме №12.

0

2

Темнота. Просто жуткая тьма, ничего непонятно, еще и голова кружится. Какие-то огни, удар, боль... И все это повторяется снова и снова, не переставая мучить его. Мысли путаются. И тут Шквал просыпается.
Пес очутился в совершенно незнакомом месте, точно уверенный, что никогда здесь раньше не был. Здесь чисто и уютно, а запах ему кажется смутно знакомым. Шквал потянулся почесаться и тут же почувствовал резкую боль в задней лапе. Ему кое-что вспомнилось. Кажется, он,  никому не мешая, совершал очередную прогулку, как вдруг... Да-да, он перебегал дорогу, и какой-то дурак его сбил. Или это Шквал дурак, что полез под машину?.. Главное, что он помнил - это появление девушки и ее собаки. Обе показались бы ему довольно симпатичными, если бы не ситуация и не то, что он вообще практически ничего не соображал на тот момент. Запах, витавший в этом месте, принадлежал той собаке. Очевидно, она здесь живет. А как он здесь оказался? Чудесное спасение от рук человека? Похоже на то. Забавно. Ведь на улице он оказался тоже по вине человека. Хотя знать этого наверняка он не мог - просто сопоставил выводы. Он родился на улице, это да, его никто туда не выгонял. Но по чьей вине его мать рожала щенят не где-то в таком вот уютном домике, а в подвале в дождь? По вине человека. Человек бросил ее. Люди все время бросают животных. Это уже не новость. За два года своей жизни Шквал уже успел свыкнуться с этой мыслью и, хотя относился к людям с некоторым пренебрежением, все-таки зачастую бывал даже добродушен к ним - а что с них взять? Может, их природа такими создала... Но некоторые из них были вполне сносными. Кое-кто даже делился с ним едой. Так что какой бы то ни было неприязни или уж тем более ненависти к людям Шквал не испытывал, хотя и излишнего внимания от людей не выносил. А вот сейчас он, похоже, попал в такую ситуацию, когда повышенное внимание со стороны человека к нему обеспечено. Единственное, что веселило его в сложившейся ситуации - уверенность в том, что его ждет новое знакомство.
Пес втянул ноздрями воздух и поднялся. "Мм, здорово, интересно, может, мне все-таки кто-нибудь объяснит, что я тут делаю?..".

/бред какой-то получился, с непривычки, что ли../

+1

3

Когда спрашиваешь, что такое лето, все представляют его примерно одинаково. В речах ответчиков всегда сияет солнце, так или иначе греет теплый ветер и плещут легкие морские волны. Далеко не многим дано понять, что оно, лето, не только пылает солнцем, но способно и топить в глубоких лужах на мостовых. Может быть, эта неделя не славилась днями подобного отчаяния, но отъявленная серость в цветовой гамме тех часов явно брала верх среди всего прочего.
Легкий дождь и сейчас бил по окнам, тонкие струны плющились в прозрачные кляксы и стекали вниз по стеклу. Клео молча наблюдала за тем, как образ хозяйки расплывался вдали. Она пообещалась скоро вернуться, и псина ни на секунду не сомневалась в ее словах. Слишком близки были этот человек и эта собака.
Проводив Эми взглядом до угла, хаски слезла с дивана и прислушалась к тишине в доме. Она не так часто остается одна — обычно Коулман всегда берет ее с собой, куда бы та не направлялась, но когда дома есть кто-то еще...
Дернув ухом, та прошастала на кухню.

- Мм, очнулся?
Клео стояла в дверях ветеринарной комнаты. Потратив на любопытный взгляд в сторону гостя всего пару мгновений, та обвела каким-то через чур внимательным взором все пространство вокруг, двинувшись затем в сторону самого раненого.
Подойдя ближе, та немного подалась в сторону, к металлическому столику, стоявшему неподалеку. Потыкавшись носом в одну из нижних полочек, Клео со старательной аккуратностью выуживает оттуда миску. Одну — с жидким кормом, затем и вторую — с водой.
- Будешь?
Клеопатра без колебаний двигает обе миски ближе к бродяге, подставляя их почти к самому его носу — чтобы тянуться не приходилось. Однако после хаски не проронила ни единого слова и лишь вильнула хвостом, удалившись от страдальца ближе к светлому шкафчику в противоположном углу.
Она могла бы завалить его вопросами. О самочувствии, о погоде, об обстановке — да много ли можно перечесть? Но за год своего обучения что-то уже было с точностью уяснено. Одно из первых — беспокоить тяжело раненых нельзя никогда. Как бы иногда не хотелось.
В прочем, есть и другие причины. Увы и ах, далеко не все дворняги столь благодарны своим спасителям. Попадаются и вполне ядовитые особы, плюющиеся ядом во все стороны при любой возможности. Благо, к таким Клео привыкла, и они не способны отбить ее стремление к великой цели.
Проверяя содержимое полочек, разноглазая только звучно фыркает, когда запах каких-либо настоек вилами впивается в ее нос.

+1

4

"А, вот и моя спасительница!" - подумал пес и на мгновение засомневался, не сказал ли он этого сейчас вслух. Вообще, он был довольно доброжелательно настроен по отношению к вошедшей хаски, но пока что требовалось соблюдать осторожность - кто ее знает, может, она вовсе не такая душка, как кажется. Эта собака здесь явно хозяйка - спокойная и уверенная. Она достала откуда-то две миски, с едой и водой, и подвинула их прямо псу под нос. Излишняя, на его взгляд, забота - и так бы дотянулся. Что уж, ведь не совсем же он помирает. Но все-таки приятно, лучше уж он потратит накопленную во время сна энергию на разговор с незнакомкой, чем на то, чтобы дотянуться до еды. А поесть бы надо. И попить. Во рту пересохло. Пес потянулся к миске с едой и, хотя есть ему не особо хотелось, попробовал жидкий корм.
- Спасибо, - Шквал счел нужным поблагодарить за предоставленную ему возможность поесть. Да и вообще, не только за это. Ведь он находится как бы на ее территории.. Или как это у домашних называется? У нее дома, может? В любом случае, он должен быть благодарен ей и даже ее хозяйке за то, что они забрали его, дали ему еду и кров. И, видимо, собирались лечить. Хотя вот насчет всего этого он еще не был уверен и толком не знал, как бы спросить. Ему сейчас вообще казалось нетактичным что-либо говорить. И молчать тоже. Поэтому пес решил просто поесть. Может, она сама что-нибудь захочет объяснить или вроде того. Хаски удалилась ближе к шкафу и хранила молчание. Вкус предлагаемой пищи Шквалу понравился, но с аппетитом были какие-то неполадки, - впервые за долгое время ему не захотелось есть все. Немного расстроившись по этому поводу - в кои-то веки можно нормально поесть, а ему не хочется! - пес обратил свой взор на миску с водой и жадно попил. "Вот, теперь хорошо", - подумал пес и вернулся примерно в то же положение, в котором очнулся. Тишина. Очевидно, незнакомка не собирается говорить первой. Шквал повернул голову в ее сторону и, немного подумав, ляпнул:
- Мм, может, познакомимся? Раз уж я здесь... Кстати, что я здесь делаю? - пытаясь понять, как собака отреагировала на его реплику, пес продолжал. - Да-да, я хочу услышать эту невероятную историю из твоих уст. Меня зовут Шквал.
На морде пса появилось самое что ни на есть добродушное выражение. Он был в хорошем настроении, так что сейчас ничто не могло его вывести, и молчаливость хаски его нисколько не беспокоила, Шквал предпочитал думать, что она просто стесняется, или еще что. Сейчас он ее разговорит, и, возможно, они смогут поладить. По крайней мере, надо же как-то развлекаться, пока он здесь. Или пока его не выгнали. Интересно, как скоро его выпроводят отсюда?.. А что, если его забрали... Ну как бы... Навсегда? "Да нет. Чудес в жизни не бывает. Хотя было бы забавно. Добрая хозяйка, полные миски, теплый дом и очаровательная разноглазая хаски. Ха-ха, это было бы просто раем на земле для тебя, Шквал. Но надо радоваться всему. И даже непродолжительное пребывание здесь пойдет тебе на пользу..."

+1

5

Она с трепетной тщательностью проверила содержимое белого ящика. Баночки-скляночки благополучно покоились на своих местах, что не могло не радовать черно-белую леди. Собака могла бы предаться легкой радости в этом плане, задуматься и отправиться в одиночку купаться в собственном позитиве, если бы пес за ее спиной не решился бы тогда завести разговор.
Едва ее уха коснулся голос незнакомца, как Клео тут же напрягла слух, лишь делая вид, что она все еще занята. Может быть, ей хотелось выглядеть очень важной и деловитой, может быть, это было просто ради забавы, но спиной к кобелю та провела до скончания его слов. Только потом та повела ухом и обернулась к лежащему, приподняв бровку и слегка улыбнувшись.
- Надо же, - добродушно хмыкнула домашняя, развернувшись к представившемуся Шквалом дворняге всем корпусом, - а я думала, это ты расскажешь мне увлекательный рассказ о том, зачем тебе так необходимо было лезть на трассу.
Слегка вытянув нос, мохнатая подалась вперед и зашагала теперь уже к самому Шквалу, тихо шурша коготками по полу. По пути она бросила косой взгляд в сторону мисок, поданных недавно гостю, и про себя отметила, каков у того аппетит. А он был не столь велик, как можно было бы предполагать, что заставило собаку вновь задуматься.
«Больное животное не способно принимать нормальное количество пищи из-за стресса», - вспоминала она тогда, будто проверяя собственную память на знание каких-то аспектов из медицины, хотя к той имела только косвенное отношение. Так или иначе, а псина чувствовала себя в тот момент настоящим доктором и держаться должна была, как истинная собака-терапевт.
- Значит, будем вспоминать вместе, - продолжила тем временем разноглазая, присаживаясь в полуметре от лежанки Шквала. - Меня зовут Клеопатра.
Добродушное выражение не сходило с ее морды, ровно как легкое сочувствие. Не задерживая надолго взгляда на морде кобеля, та вот так вот, издалека, осматривала бинты на его теле, наложенные руками ее хозяйки.
- А что насчет того, что ты делаешь здесь... Это лишь следствие той прогулки. Неудачной, как видишь. Теперь придется восстанавливаться. Поэтому здесь я. Поэтому здесь ты.
Тихо фыркнув, Клео медленно легла и вытянула лапы.

0

6

Шквал даже позабавился тому, с какой ответственностью хаски что-то там смотрит, проверяет - настоящая хозяйка! А он думал, что домашние собачки просто валяются на лежанках или портят газоны... Видимо, нет. У этой собаки были и какие-то другие дела - и, пожалуй, это заставит Шквала уважать ее больше других.
Собака отшутилась на его реплику о рассказах, затем как будто задумалась на минутку, и сказала:
- Значит, будем вспоминать вместе. Меня зовут Клеопатра.
И вот уже она в полуметре от него. "Ого, расстояние-то сокращается" - про себя усмехнулся Шквал. Нет,  на самом деле он ни о чем таком не думал, и Клеопатра была для него лишь новым собеседником, ничего больше; просто такие мысли его как-то забавляли и ободряли, делали увереннее.
Затем она напомнила ему о "неудачной прогулке", вследствие которой он и оказался здесь.
- Ого, какое имя! Красивое. Я буду звать тебя Клео. Можно? - конечно, можно. Кроткий взгляд и веселые огоньки в глазах Шквала решат любой вопрос. - Восстанавливаться? А что в себя включает... процесс восстановления?
Пес совсем развеселился. Похоже, все складывается великолепно - он будет "восстанавливаться" здесь, ему обеспечено тепло, уют, еда, лечение - и общество этой очаровательной хаски? Не дождавшись ответа на предыдущую реплику, пес ляпнул:
- Та прогулка, по-моему, наоборот была удачная. Раз уж я здесь. И ты здесь.
В этот момент Шквал пожалел о сказанном. Возможно, он не слишком разбирался в типажах и характерах, но, насколько он сумел узнать эту собачку за несколько минут их диалога, ее очень скоро - или прямо сейчас - могла взбесить его развязанность и глупые шутки. Предчувствуя это, пес посмотрел на хаски и изобразил на морде нечто вроде извиняющейся улыбки - должно получиться обворожительно. Или, по крайней мере, забавно.
Вообще, он не привык общаться с домашними, и сейчас его постоянно беспокоила мысль, что, возможно, домашние собаки и дворняги как-то кардинально отличаются - настолько, что и разговаривать надо с ними как-то иначе. А он, дурак, и не знает, как надо-то. Одно дело, если пересечешься с каким-нибудь кобелем, там и говорить особо нечего, а тут - вроде девочка. Да еще он в таком положении... В ее доме. Ест ее еду. Чувствует себя паразитом. С другой стороны, никто и не заставлял их забирать его к себе, так что переживать особо нечего.

Отредактировано Шквал (2015-08-08 19:48:51)

+1

7

С ее морды не сходила улыбка. Все тревоги разноцветного пса разбивались в пух и прах, ибо эта собака была невероятного терпения. В прочем, так ли необходимо терпение, когда беседа разворачивается в таком удобном русле — ни претензий, ни жалобных стонов, ничего, что могло бы заставить ее почувствовать себя омерзительно плохой или хотя бы недостаточно хорошей.
Ради таких вот морд и стоило становиться терапевтом, хотя изначально это и было далеко не ее решение.
«Вот уж энтузиаст, дьявол», - усмехалась про себя Клео, заметно опустив нос и теперь внимательно глядя на Шквала теперь уже исподлобья. Он болтал почти без перерыва, и хотя сама хаски тоже была еще той любительницей почесать языком, с удовольствием вникала в слова дворняги.
- Конечно. Ты можешь называть меня Клео, - неторопливо начала мохнатая. - Меня все так зовут.
Изредка оценивая телосложение пса, Клеопатра делала вывод, что они примерно одного возраста — он немногим младше или даже старше ее самой. Ей зачастую казалось, уже взрослые бродяги не так часто бывают дружелюбны, а уж настолько очаровательны...
Однако, когда встал вопрос о процессе лечения, псина будто слегка оживилась. Она не могла говорить о долге своей жизни без должного уважения.
- Я — лишь прилагаемое утешение для тех, кто тут оказался, мохнатый, - благодушно хмыкнула особа и сделала некоторую паузу, прежде чем рассказывать о ближайшем будущем пса.
- Но... раз уж ты здесь и я здесь, то теперь вникай. Здесь ты будешь проходить лечение до тех самых пор, пока твои лапы и тело не окрепнут. Это значит, что каждый день с утра и до самой ночи за тобой будем наблюдать я и человек по имени Эми. Она будет проверять, насколько затянулись твои раны, будет пропитывать их мазями и лекарствами, а также, безусловно, кормить и поить.
Когда ты сможешь более-менее стоять на лапах, будешь ходить со мной на прогулку утром, в обед и вечером. А когда совсем поправишься...

Она задумалась. Конечно, она знала, что станет с мохнатым псом, когда тот окрепнет. Его будет ждать клетка, а там — кто знает? Может быть, совсем скоро его заберут хорошие люди. Может, плохие. А может быть, никто и никогда его не заберет Жизнь сурова, а тепло объятий «Египетской царицы», увы, распространяется лишь на ту территорию, вблизи которой есть она сама.
- Ты сможешь прожить у нас еще месяц, а после — Эми отведет тебя в приют.
Улыбка исчезла с морды хаски. Обычно разочарованные в людской доброте дворняги редко когда радуются такому заявлению. Одни рвутся на свободу, желая безграничного пространства, другие просто терпеть не могут видеть кого-то над собой, выше себя, тем более — кого-то слушаться, что-то учить, быть хорошим пай-песиком...
И от этого сама Клеопатра чуть настороженно наблюдала за тем, что скажет сам Шквал.

0

8

Выслушивая красочное описание своего ближайшего будущего, Шквал наблюдал за Клео и внутренне как бы выдохнул - да, кажется, все в порядке, и ему не стоит так переживать из-за своей манеры общения. Да и вообще особо переживать не стоит - похоже, дворняга в этом доме не в первый раз, и хаски не впервые встречает такого, как он. Это одновременно и обрадовало его, и раздосадовало, - с одной стороны, становится ясно, что Клео подготовлена к общению с ним, и между ними не должно возникнуть каких-то конфликтов или непонимания, как могло бы произойти в случае встречи с собакой, совершенно незнакомой с жизнью дворового пса, но с другой стороны бродягу огорчало, что он не является каким-то особенным явлением здесь. А для хаски он вообще просто работа. Это как бы ее долг - скрасить его серые будни во время лечения. Это означает, что любые ее шутки, хорошее отношение, где-то и терпение, - все это не из-за ее личного желания, а просто потому, что это ее работа. Вот и уважай теперь ее за то, что она особенная, не такая, как другие домашние псинки. Какая бы она ни была замечательная и увлеченная каким-то предназначением помимо валяния на подстилках, между ними так или иначе всегда будет пропасть, и как бы они ни шли навстречу друг другу, все равно оба понимают, что они слишком разные. Довольное выражение постепенно сходило с морды Шквала, как вдруг разговорившаяся Клеопатра замялась и объявила ему о том, что после того, как он вылечится, его ждет приют.
Отлично. Это прямая дорога в никуда. Просто просуществовать в клетке остаток своей никчемной жизни. У него практически нет шансов на "усыновление" - кому нужен взрослый беспородный пес, со своими устоявшимися привычками, характером, невоспитанный, даже не особо красивый?.. Хотя чего он ждал? Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Конечно же, его не отпустят на волю после всего этого. Как бы не так.
- Что ж... - Шквал предпринял усилие, чтобы совладать с внезапно испортившимся настроением. Все равно пока что ничего не изменить. - Не будем загадывать наперед... А пока что у нас есть время, чтобы узнать друг друга получше. Я никогда не был против новых знакомств. Что-нибудь расскажешь?
Удачно перевел тему. Вроде бы даже замял неловкий момент. Может, она вообще не заметит? Хотя пес был почти уверен, что внимательный взгляд хаски уловил перемену в его настроении.

0

9

Чуть склоняя набок голову в явно опечаленном выражении, Клео прикрывает глаза и слабо вздыхает. Казалось, она была загнана в тупик из-за не особо положительной реакции  Шквала. Безусловно, его расстройство было подмечено, но сама Клеопатра была не настолько сильно озадачена, как можно было бы предположить. Замешательство все-таки не настигло ее, и тупиковость ее положения на самом деле была мнимой.
«Я так и думала, что ты расстроишься», - про себя произнесла особа, будто мысленно обращаясь к располагавшемуся рядом Шквалу, хотя отчетливо знала, что ни одна собака в свете не умеет читать чужие мысли.
Но она и не собиралась молчать слишком долго. Не собиралась томить своего «пленника» собственным молчаливым присутствием, тем более, что он сам требовал разговора.
Отведя взор от морды кобеля куда-то ближе к двери, разноглазая тихо вздыхает и снова улыбается, но на этот раз как-то слабо.
- Я знаю, что тебе не нравится то, что я сказала, - «Царица» невозмутимо проигнорировала вопрос разноцветного, боле не возвращаясь взглядом к его глазам. - Никому не нравится... Но... но ведь были же те, кого действительно забирали. И те, кто был счастлив в новой жизни.
На секунду задумавшись, серебристая опустила одно ухо.
- В прочем, знаешь, что? Если тебе не понравится у других людей, ты ведь всегда сможешь оттуда выбраться. Другие же как-то уходят. Хотя я все равно вас не понимаю...
Опустив морду на лапы, разноглазая хаски молча прислушалась к окружающим шумам. Барабанная дробь заметно участилась, а стук капель о стекло стал громче. Только теперь собака приметила, что небо стало темнее, чем раньше. Тучи сгустились, дождик перетек в ливень.
Где-то за окном уже вспыхивают первые блеклые вспышки, а за ним приходят слышимые раскаты далекого грома. Его звуки отзываются в теле собаки легкой дрожью и внутренним детским страхом.
«Ну где же ты, Эми?» - по обыкновению думает Клеопатра, прижимая уши. Человек должен был прийти с минуты на минуту, но заветный миг никак не наступал. Эти люди такие неторопливые. Так часто забывают, что их нерадивые любимцы коротают вечерок за дверью в трепетном ожидании их возвращения.
- Тебе не холодно? - вдруг оживает серебристо-белая, надеясь хоть как-то восстановить позитивный баланс между представителями разных сторон забора.
- Я могу что-нибудь принести, - она почти встала, уже подняла голову в поисках какого-нибудь пледа, который обязательно должен быть где-нибудь тут же. В этой комнате вообще, кажется, есть все, что только может быть.

0


Вы здесь » Элита против Дворняг » Назад в будущее » Свободный в четырех стенах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC