Элита против Дворняг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Элита против Дворняг » Корабль » Машинное отделение


Машинное отделение

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Здесь по обыкновению очень шумно и душно. Машины издают дикий грохот, но именно здесь самое безопасное место для собак. Имеется 3 места для укрытия.
http://sg.uploads.ru/kzo7l.png

0

2

То место, куда они попали совершенно случайно. просто потому, что дверь не закрыли вовремя, не могло не пугать Лолу. Она остановилась, едва учуяла неприятный запах. Хотя, что ожидала Лола. Это же, мать его, корабль. Самый настоящий корабль, на которые колли имела привычку смотреть только в большой коробке напротив уютного дивана дома. Домашняя собака, что она могла знать о жизни за четырьмя стенами? Ей казалось, что многое. А на самом деле надо просто все испытывать в живую, не поддаваясь искушению провести очередной день в четырех стенах, щурясь счастливо, да наблюдая за работящей хозяйкой.
Черт.
К черту Бэкку. Она больше не должна появляться в ее воспоминаниях. Просто стереть. Надо было просто стереть ее из памяти, поддаваясь искушению опробовать все прелести уличной жизни. Стереть из памяти и диван, и теплый уютный плед. Стереть из памяти площадки и знакомых, собачников. В новый мир с новыми мыслями. С новыми силами.
- Нид, ты уверен, что мы пришли туда, куда надо? В смысле, тут такое оборудование и, как мне кажется, люди тут будут крутиться чаще всего. Нас же заметят. Заметят и тогда... - она не придумала, что было бы тогда. Просто отвлеклась на какую-то отсвечивающую деталь. Удивленно и молча Лолка продолжала рассматривать каждую гайку, каждый болтик механизмов вокруг. Они привлекали бордершу так, словно та была не собака, а ворона. Блестяшки, все такое. Они же крутые, переливающиеся, пленяющие взор.
- Тут ведь можно где-то спрятаться, да? - поинтересовалась та уже более тихо, практически неслышно, однако мыслями была где-то в совершенно другом русле. Воображение рисовало ей что-то похуже предыдущих выпадений из мира. Взять ту же таблетку, например. Правда здесь не собаки танцевали вальс, а она сама в отражении механизмов. Там, за металлической оградой, жила еще одна такая же Лола. Кривая, правда, но у нее были великолепные большие глаза. Возможно они отливали голубизной намного ярче, чем глаза реальной Лол, но собака об этом совершенно не задумывалась. Она думала о параллельных вселенных, о том, как живут там их "двойники", чем они питаются, и питаются ли вообще. На секунду, честно говоря, пестрая даже забыла, что они на корабле, куда проникли незаконно, и люди могут заглянуть сюда когда угодно и зачем угодно.
Из состояния забытия пеструю вывел голос Нида. Предложение, соответственно, снова было упущено, но зато колли отвела взгляд от ненужных вещем и прошла как можно ближе к черно-белому. Страх за их жизни, боязнь людей и паранойя на пустом месте вернулись с новыми силами, от чего бордершу дико начало трясти. Она испуганно оборачивалась на двери, пока Нид, кажется, осматривался в поисках места, где можно спрятаться.
- Нет. Вот честно. Тут можно остаться. Честно-честно, да? И люди, они, ну, не заглянут сюда, верно, да?
Лоле казалось, что еще один намек на то, что пестрая безумно боится внимания, и ее скинет за борт никто иной, как верный союзник. Однако, Нид сам хотел, чтобы она проследовала следом за ним, а это значит только то, что он должен был знать, на какой риск идет. Правда же?

+2

3

Какое-то время всё было как в тумане. Алкоголь, действуя на собачий разум как-то по-особенному, пробудил в нём подобие совести. Дворняжий сын сбился со своего пути и долго метался по улицам, натыкаясь на людей и только благодаря удивительной удаче не получив по буйной голове чьим-нибудь ботинком. Нид искал Лолку и чуть ли не до крови истер нос, внюхиваясь в асфальт и пытаясь понять, где она, куда ушла. Он и не подумал заглянуть в логово или любое из иных мест, где они любили проводить хорошие дни.
Нюх у него после попойки почти пропал, но остатков адекватности хватило на то, чтобы всё-таки найти заветный запах (а Лол, по его мнению, по-прежнему пахла своим домом и людьми, а не улицей) и пройти по следу. Он почти не видел и не чувствовал её, потому что его взгляд метался с её глаз на уши, останавливался на чуть загнутом ухе и перескакивал на фонарный столб, оттуда на стену дома и ноги прохожего, а потом опять на глаза и повторял свой круг, но под слегка другим углом.
Он что-то говорил и сам понимал, что слова путались. Вставляя через слово "Глазго" и "ну, поехали?", Нид почти насильно утащил её, ничего не подозревавшую и ныне не понимающую, к самому кораблю.
Нет, он не был адекватен и любой внимательный взгляд это заметил бы. Любой рациональный, разумный пёс остановил бы Нида. Но, конечно, не Лола. За это он её и ценил. И выбрал когда-то взглядом на зеленой лужайке перед домом, и уже собственным коварным делом увёл из-под хозяйского крыла и привел к тому дому того рокового щенка, чтобы Лола навсегда осталась в его лапах и уже никогда не захотела вернуться домой.
Он предпринял всё, чтобы оставить её рядом. И теперь, во времена разгрома, сурового и переменчивого ветра, опустевшего района и рухнувшей славы Нид просто хотел, чтобы она была рядом. И ни в ком он не нуждался так сильно - больше того, просто не нуждался.
Они взлетели на трап, и Нид даже не заметил колебаний своей спутницы. Для него этот момент пролетел секундой, и вскоре они уже забились в машинное отделение, густо пахнущее черным маслом для железа.
Только там, должно быть, слегка отрезвленный запахом масла, Нид осознал, что сделал. Лола задавала вопросы, на которые он отвечал какими-то пустыми фразами, а потом отошел в сторону, будто что-то осматривая и сел, молча смотря вперёд. Мыслей не было, была только вина перед Лолой за то, что он в очередной раз выкрал её, просто так, не предупреждая и не спрашивая. Выкрал из дома, выкрал с полюбившихся улиц. И теперь, в вонючем машинном отсеке, держит её среди множества собственных отражений на запотевающих баках. Нид чувствовал и благодарность. Такую большую, что в каком-то странном порыве резко развернулся и подошел к Лоле. Он видел в её глазах неуверенность, какой-то страх, возможно, перед неизвестным, и ему от этого стало грустно.
Подняв лапу, Нид приобнял Лолу за плечо и прижался головой к её шее.
- Я не плавал на кораблях, но бывал на них, - успокаивающе шепнул он ей на ухо. - Все эти железки помогают ему плыть, и люди зайдут сюда только для того, чтобы проверить, не сломалось ли чего. Мы обязательно услышим их шаги и если что, успеем спрятаться или перебежать в соседнее помещение. Тут нас никто и никогда не поймает.
Нид нервно сглотнул и улыбнулся.
- Всё хорошо, Лола. Мы вдвоём, значит в порядке, да? Конечно, да.
Ободряюще усмехнувшись, он глубоко вдохнул, стараясь запомнить момент, навеки записать в памяти.
- Мне очень не хочется тебя потерять.
Ткнувшись лбом в плечо Лолы, Нид отстранился и внимательно оглядел отсек. За баками оказалось немного хорошо прикрытого железом места - как раз хватит на двух-трёх собак, а уж им двоим и подавно. Конечно, здоровенному зверю туда не протиснуться, но они двое (а главное, как рассчитывал Нид - Лола) смогут туда пролезть и спокойно вздремнуть, не думая о том, что кто-то может прийти и вытащить их оттуда. Возможно, даже не понадобится дежурить по одному ночью. Хотя, первую ночь Нид обязательно решил подежурить - с тех пор, как он стал вожаком, для него стало важным спокойствие всех членов своры. А теперь у него была очень маленькая свора - его Лола, вот и всё. Но, являясь единственным элементом этой группы, она, тем не менее, стала её сердцем и самым важным, что Нид мог бы сохранить.
- Как видишь, всё спокойно, - уверенно сказал он, улыбаясь и выпрямляя плечи. - Хочешь пройтись, осмотреться, или ещё побудем здесь?

+2

4

Время тянулось медленно, минута за минутой. Оно раздражало, нервировало, заставляло оборачиваться в поисках каких-нибудь необходимых вещей, глянув на которые, можно было успокоиться и не думать о том, что в дальнейшем их может ожидать. Вещей не было. Был Нид. Черно-белый словно знал момент, когда он нужен был, когда нужно было его плечо, чтобы успокоиться. Знал, когда надо сказать что-то, чтобы вывести из забытья бордершу, помочь ей быть более уверенной. Ей нравилось это. Это цеплялось покрепче, чем репей к шерсти, с которым пестрая знакома уже довольно-таки приличный отрезок времени.
Когда Нид приблизился, приобнял ее, собака забыла как дышать. Ошеломленно и удивленно, она смотрела куда-то в стороны, кивая на фразы черно-белого, но не в силах что-либо сказать, словно боялась, что этот самый теплый момент выскользнет из лап, упорхнет словно бабочка, и Лолка останется снова в моральном одиночестве.
- Все будет хорошо, - пробормотала она под нос, нервно усмехнулась и прикрыла глаза. И действительно, все будет хорошо. Возможно не сегодня, не завтра и вообще до этого «хорошо» надо будет жить и жить, но оно обязательно будет. Придет так, словно всегда было рядом, распахнет двери, даст прочувствовать себя. А пока остается только ждать, надеяться и верить. И не унывать.
Нид поинтересовался, идти ли им на «разведку» или остаться здесь. Лолка глупо улыбнулась, пожав плечами. Что уж тут говорить, на корабле она была впервые, а потому не знала, как действовать в такой ситуации. С одной стороны – можно и разведать обстановку, поскольку плыть им долго (не смогут же они за день добраться до назначенной цели, верно?), но с другой стороны – люди все еще были где-то близко, и был риск, что весь план может пойти коту под хвост. Поэтому действовать надо было осторожно. Возможно даже, пока не высовываться. Пока все не утрясется, и пока все не займут свои места. И пускай в помещении было душно, безопасность Лола ставила всегда на первое место, хоть и то место, по ее мнению, нельзя было назвать безопасным. Оно внушало своего рода страх, который собака не могла вывести ничем.
- Не. Давай еще тут посидим. - выдохнула пестрая и, покачала головой. Все-таки, корабль может подождать. А подобная тишина, разделенная на двоих – нет.

Однако, утро этого дня не принесло никаких хороших плодов. Качка корабля, отплывавшего медленно от родного города, какие-то, кажется, шумы снаружи, буйной полусонное состояние. Лола поначалу даже не поняла, где находится, а потом вздрогнула и испугалась первой попавшейся железки. Но промолчала. Осознание того, что она сейчас плывет куда-то вдаль на пару с Нидом ее малость успокоило, но за место чувства страха появилось беспокойство. Если колли и могла нормально переносить подобные путешествия (что странно, она же ни разу не плавала на кораблях), то ее спутнику досталось очень сильно. Нида фактически выворачивало наизнанку, и это не могло не расстраивать собаку. Она пыталась крутиться рядом, что-то пытаясь узнать, выяснить, хотя в глубине уши понимала, что, черт возьми, разговорами делу не поможешь. Возможно, надо было что-нибудь притащить откуда-то снаружи, с самого корабля, с места, которое кишит людьми, что могут вот-вот наступить на хвост, рассекретить ее, выбросить за борт, за пределы корабля. И тогда прощай, Лол. Лол, которая любила найти приключения на свою задницу, даже будучи испуганная всей ситуацией в целом. Но не рисковать было рискованно. Потому что неизвестно, что будет, если она замешкается или решит остаться здесь, игнорируя свои переживания за черно-белого друга.
- Нид. – выдохнула та, пытаясь сдержать всю дрожь в голосе. Она приняла решение. А раз приняла, значит надо идти и выполнять его, черт возьми!
- Нид, я, в общем...
Как можно правильно сообщить спутнику о том, что ты отправляешься в незабываемое и опасное приключение, при том сама не зная, выживешь ты или нет? Я думаю, это было катастрофически сложно. Лолка тоже так думала, потому предпочла лишь тихо вздохнуть и снова промолчать. Определенно, идти надо было, однако также надо было не вызвать еще больших переживаний у окружающих. Она же сильная, да? Сильная Лола, практически ничего не знающая об улицах решила почувствовать себя героем, черт возьми. Смешно.
- В общем, я вернусь скоро, хорошо? Не уходи далеко. Вообще никуда не уходи. Даже если тебе будет легче. Сиди тут. На месте. А я вернусь. Обязательно вернусь. 
Выпалив на одном дыхании, бордер собралась с мыслями и пробралась к дверям из машинного отделения. Ситуация идиотская, черт возьми. Очень идиотская, но по-другому ничего нельзя было повернуть. Так считала Лола. И она надеялась, что все делает правильно.
Прислушавшись к тому, что происходило вне помещения, собака неуверенно отправилась навстречу приключениям, оставляя где-то позади и Нида, и все эти блестяшки, и свою уверенность в правильно сделанном выборе.

Зал-ресторан.

+2

5

А потом они решили посидеть ещё...
Нид быстро увлекся деталями корабля и вскоре обследовал весь отсек, принюхиваясь к запаху машинного масла и запоминая расположение вентилей на баках. Он и не заметил, как корабль отчалил, а когда тряхнуло, и их огромная бочка медленно поплыла по воде, долго стоял на одном месте и смотрел на Лолу, пытаясь понять, насколько грустно ей покидать родные места ради какой-то непонятной, неизвестной цели, которая может и вовсе не осуществиться.
"В сущности, за каким чертом меня понесло на корабль? Это слабость. Это осознание того, что город уже никогда не станет моим. С другой стороны, на кой черт мне город? С момента смерти отца я только и делаю, что пытаюсь отовсюду сбежать. Так какого обглоданного леща я должен где-то останавливаться теперь? В конце концов, я забрал отсюда всё, чего хочу. Пускай и насильно, но хотя бы так".
Нид не знал, ведёт ли корабль попутный ветер, но смутно подозревал, что этому гигантскому корыту на ветер искренне начхать, учитывая то, как нагрелось машинное отделение. Наверняка где-то там, под водой, у него ножищи как у сотни человек разом. Глупые мысли, но Нид не смог отогнать их.
Тем более, алкоголь, как оказалось, оставил его не до конца. Появилось ноющее чувство в дёснах, и он отошел от баков, приваливаясь к стене.
"Я был таким весёлым" - с тупым удивлением вспоминал Нид, думая о тех временах, когда ночевал под мостом и только пришел к порту. "У меня в глазах всегда были искры. Я находил много весёлой отравы в порту и не думал ни о чем, кроме собственной шкуры. Да и о своей-то шкуре я особо не задумывался, если честно. До тех пор, пока у меня не появился дом. А потом и первые друзья.
"Эй, Уил, не хочешь пробежаться до рынка со мной?"
"Бактра, позаботься о ней, я скоро вернусь"
"Не забудь покормить Бэнкси, приятель! Все знают, что ты шляешься по помойкам..."
Обычная жизнь была такой оживленной, и вместе с тем... слишком спокойной. Я знал, что опасность может поджидать нас, но вместе с тем знал и то, что каждый вечер буду возвращаться в дом, где меня ждет еда и тихие разговоры перед сном.
Это что-то вроде... стабильности?"

Нид окинул Лолу отстраненным взглядом, чувствуя, как тяжелеет голова. Она стала какой-то... яркой? Яркой! На фоне тускло-медных баков она выглядела почти белой. Он склонил голову набок и прищурился, пытаясь рассмотреть пятнышки на шкуре, но не смог. Лола теперь была что призрак - светлое пятно впереди. Однако стоило ему на миг отойти от мысли о ней, он замечал её настороженно выпрямившиеся уши и взволнованный взгляд. Больше ничего разглядеть не удавалось.
Сознание, в отличие от головы, осталось на удивление чистым, и в какой-то момент Нид потерял нить своих размышлений.
"Интересно, почему когда резко отводишь взгляд, возникает такая яркая вспышка? И что с моей головой? Мне хочется забиться в угол, чтобы этого не чувствовать. Но я не должен палиться хотя бы перед ней. Со мной всё в порядке, в полном порядке. Никакого алкоголя и качки не было, я сам себе это придумал. А там, в баре, я выпил воды. Обычной, людской воды. А тот парень просто слабак".
Почувствовав подступающее чувство тошноты, Нид проглотил слюну и отвернулся, прижимаясь лбом к стене. Определено, или лоб, или стена - одно из двух, было горячим. Ему захотелось отдернуться, но он прижался ещё крепче, стараясь побороть спазм и успокоиться.
"Можно было жрать последнюю дрянь из мусорок и чувствовать себя отлично. Этот организм - он как печка. В нём всё сгорает - от свежего окорока до остатков собачьих консервов неизвестной даты происхождения".
Впрочем, при мысли о еде ему стало ещё более дурно, и он развернулся.
Каким-то образом ему всё-таки удалось убедить Лол в том, что эта дурнота - временное следствие качки и просто тяжелого дня. Однако заставить её не волноваться Нид не мог, поэтому виновато глядел на неё и моргал, пытаясь разглядеть черты, вслушиваясь в голос. Сквозь гул в ушах и тяжесть в голове он плохо понимал, что она говорит, но на всякий случай кивнул и отошел вглубь отсека, стараясь успокоить нарастающее беспокойство. Нид даже не заметил поначалу, как она ушла, а потом пришел в ужас от того, что своим кивком отпустил её куда-то... просто куда-то.
"Рыбья башка" - отругал он себя, стараясь побороть тошноту и ища место, куда приткнуться. Места такового не было, так что черно-белый просто бродил по отсеку из угла в угол и взволнованно скулил.
Это не могло продолжаться долго. Отвратительное чувство нарастало, и в какой-то момент Ниду в голову ударила мысль, что нельзя заблевывать машинное отделение. Если кто-то из людей обнаружит здесь такие следы собачьего пребывания, их с Лолой точно просекут и вышвырнут за борт. В отчаянии он стал ходить быстрее, пока чувство страха за жизнь Лол и собственную не пересилило. Не имея возможности сдержаться, Нид метнулся к двери, врезаясь в неё головой и плечом, не думая о людях. Он окунулся в полумрак неизвестного, непонятного ему помещения по соседству с машинным отделением и забился в угол, дрожа и бормоча что-то себе под нос. Было бы куда проще, если бы ему было, чем поделиться с прекрасным, слегка запыленным полом этого угла. Но, увы, с самого утра в желудке Нида пусто, и ничего кроме желчи и алкоголя там обретаться просто не могло. Эта прекрасная ядовитая смесь плеснула из его пасти, когда он склонился над полом с мерзким кашлем и звоном в висках.
Ему показалось, что ещё немного, и он выблюет сердце. Уткнувшись головой в стену, Нид стоял и громко, часто дышал, стараясь отойти от режущей боли в горле и легких. Разум стал железно логичным.
"Кто-то из людских прихвостней вполне мог зайти сюда. Они не найдут нас. Они будут ругать глупых пассажиров и их животных. Никто не посмеет войти к нам. Если бы только здесь было немного воды..."
Резкая, нарастающая боль в голове напомнила ему о том, что он действительно открыл дверь лбом, чего делать не следовало. И чего нормальный пёс, естественно, не допустил бы. Пошатываясь на дрожащих ногах, он кое-как открыл дверь снова и вернулся внутрь, к нагревшимся бакам и вентилям. Чувство тошноты прошло, как не бывало. Однако на смену ему пришли головная боль и дикая жажда. При мысли о еде ему вновь становилось плохо.
Между тем, Нид всё-таки чувствовал, что выполнил свой долг. Защитил их убежище от самого себя. Одновременно с тем он чувствовал отвращение к себе и своему замызганному виду. Если Лола увидит его таким, это будет ужасно. Ей не стоит видеть его слабым. Пусть думает, что он просто уснул.
Подбородок стукнулся об пол. Нид безжизненно посмотрел вперёд. Он обещал себе, что будет караулить. Что не допустит появления врагов. А теперь не может справиться с туманом в голове.
"Ты сильная. Ты сможешь позаботиться о себе и без меня" - думал Нид, поскребывая лапой по полу в безуспешном стремлении поднять себя на ноги и хотя бы сделать вид, что всё в порядке. "Это они слабые - те, что покинули нас. А ты всех их пережила. И меня переживешь обязательно. Уж я не позволю им что-нибудь с тобой сделать. Пусть только попробуют подойти ближе..."
Безнадежно улыбнувшись, Нид накрыл морду лапой, и стало темно. Только мерная качка корабля на волнах, напоминающая ход поезда по рельсам. Он мечтал снова сесть на поезд. Как в тот день, когда уехал из родных краев под страхом расправы, в тёмном грузовом отсеке, с чужими чемоданами и еле знакомой дворнягой - таким же забитым и нежеланным псом без будущего.
Куда же теперь он едет с Лолой? И почему не на поезде, а на корабле? Почему соврал когда-то о том, что отправил ньюфаундленда Джека в Глазго, если Глазго - это миф, очередная выдуманная им сказка? Чужое слово, впопыхах оброненное и подхваченное сметливой дворняжкой. Они все - весь этот корабль, едут в никуда.
Нид накрыл нос второй лапой и тихо засмеялся. У него не было времени даже подумать. В горло напихали камней, голова тяжела даже когда лежит на полу, да ещё и этот глупый ушиб. Даже плечо ноет. К чему такие нелепые порывы?
"Да какой из тебя вожак, Нид?" - усмехнулся он сам себе. "Дворнягой был, дворнягой и остался. Что поделаешь, если тебе на роду написано попрошайничать, получать сапогом по ребрам и ночевать под мостом? Даже жаль, что тебя не тянет к такой жизни. Так, должно быть, было бы правильнее. По крайней мере, у Лолы был бы дом. Теплый дом с пледом и диваном, который никто в здравом уме не променяет на все эти глупые приключения".
Он улыбнулся и закрыл глаза.
"В здравом уме, ха-хах..."

+1

6

Ступая осторожно, чтобы не выпачкаться в чужой крови, Бендида спускается в машинное отделение. Здесь громко и безлюдно, а кровавый след растекается лужей под небольших размеров собакой. Трупом собаки. Она лежит где-то в углу, а из другого угла чувствуется четкий запах существа живого. Черно-белая дворняга Нид, бывший вожак своры, в которой был раньше брат Бенди. Поверит ли она, что именно Нид убил дворнягу? Тем более, что вся его пасть в смеси желчи и крови. Все факты против него. Разве кто-то не слышал, каким подлым бывает Нид?

0

7

--- Палуба

Шаг, еще один. Бендида упорно всматривалась в ступени, чтобы не вляпаться в алую жидкость.  На душе было паршиво. Слишком паршиво, чтобы отвлекаться на недовольство желудка.
Как такое могло произойти? Кто все-таки мог так поступить? И где были люди? В этом месте должны быть сторожа, разве нет? Или это люди так поступили? Нет, что это я. Они бы сделали такое втихую. Или нет? Да уж точно так, чтобы крови не было... А человек ли всему виной?
Ди металась в своих мыслях и догадках, не зная, что и думать. Что принять на веру в этом недружелюбном для нее месте. Вместе с этим, к ней начинало прилипать убеждение, что лучше бы она осталась там, на берегу. "Меньше знаешь, крепче спишь", так ведь?
Где я оступилась, где я свернула не туда? И что меня сюда так занесло? Красота и неизвестность? Была дурой, дурой и осталась, дорогая Бендида.
Окончательно спустившись, полукровка поняла, что ничего хорошего впереди не ждет. Запах крови действует на нервы, отсутствие людей, вроде, должно радовать, но скорбь не дает даже улыбнутся. Тут шумно, и Бен разрешает себе издать пару скулежных звуков, подходя к тому, что осталось от некогда живого собрата.
Нетнетнет...
Так не должно было случиться. Это... Дико? Как-то по особенному неправильно. Может, раньше, на улицах города такое было бы нормальным, вполне естественным. Да и что говорить, один из братьев прокладывает себе именно такую дорожку, оставляя за собой тушки несчастных. Но здесь, в этом, построенным человеком механизме... Казалось, нужно объединится, а не драть друг другу глотки.
Дура ты, Бенди. Никто не будет отходить от своих принципов, где бы он ни был, что бы не делал. Выживает сильнейший.
Наверное, именно сейчас розовые очки улетели в даль, не оставив и намека на веселость и жизнерадостность. Бендида скульнула еще пару раз, зарывшись носом в шерсть бывшего собрата.
Убийство должно быть обоснованным! Территория, или еда, может, любимая. Но тут... Что тут можно делить?!
Ту же еду, клокочет голос в голове. И как бы Ди не хотелось это признавать, но он чертовски прав. Укрытие вдали от глаз людей. Та жа территория... Серая знала, что тут есть еще один представитель ее вида. Минут десять ей было глубоко наплевать, что, этот кто-то, вероятно, наблюдает за ней. Плевать. Хотелось взять и убежать, свернуться комочком под чей-нибудь теплый бок и сделать вид, что все это лишь дурной сон.
Жаль, ведь это реальность... Отвратительная, черная с примесью алой краски и солоноватого вкуса.
Полукровка встал и пошла тот угол, в котором чувствовала присутствие живого объекта. Слишком знакомый запах, да в связи последних событий она уперто не могла вспомнить, кому он принадлежит. Разные имена и морды проносились в голове, но...
- Нид?.. - услышав свой голос, Бендида даже слегка удивилась. В нем слышалась усталость и отчуждение от происходящего, будто силы покинули ее.
Точно, Нид. Как сразу не поняла?..
Да, это был он, однозначно. Черно-белый, не на много меньше ее.
И брат вот с этим то терся? И это что, алкоголь?
Самка пару раз втянула носом воздух, усевшись почти у самого носа пса. Да, людская отрава. Бен дернула ухом, не желая представлять, что сейчас чувствует налакавшийся пес, с учетом того, что совсем недавно корабль заметно качало.
- Знаешь, я бы предпочла свалить на тебя ту мертвую тушку, но, кажется, это не ты. Что ты тут делаешь? Ты же вожак, разве не должен быть со своей сворой? - поток вопросов, на который она не хочет знать ответы. Ей не интересно, но нужно отвлечься от того, что произошло. Или просто идти в лоб? Он один, почти беспомощный.
Кровь за кровь, разве нет?
Нет! Доказательств не достаточно.

Нет, пожалуй нет. Нид выглядел жалко. На убийцу он не походил. Или Бендида попросту не хотела видеть его в этом псе. Ошибка, или нет? Время покажет.
- Выглядишь отвратительно. И чем ты только думал, когда пил эту людскую дрянь? - уже строже, насколько это вообще возможно. Наверное, глупо отчитывать взрослого пса, но Бед сейчас нужно был разговор. Ей было страшно. Куча людей, и убийца в придачу. Неизвестность впереди теперь пугала, нежели захватывала. Нос полукровки с трудом уловил еще один собачий запах.
Друг? Враг?
Янтарные глаза были прикованы к Ниду, но спрашивать один он или нет, Бендида пока не собиралась.

+1


Вы здесь » Элита против Дворняг » Корабль » Машинное отделение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC