Элита против Дворняг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тупик

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/IULzd.png

Местечко злачное, но очень уж заманчивое для дворовых собак. Здесь можно обменять бонусы на кости, обсудить дела последних дней, договориться о мире с другой сворой, принять в свою свору любого желающего новичка и оставить объявление всего за 2 кости. Место неприкосновенное и устраивать здесь разборки силой запрещено.
Территория остается нейтральной и захвачена быть не может.
Единственный путь к тупику через Склад пищевой

0

2

Двигаясь настороженно, втягивая запахи черным носом и сверля каждый темный угол глазами, волкособ пробирался вперед. Вся это осторожность никогда ему не мешала, а теперь, когда эти двухлапые чудики стали более агрессивными, часто спасает серую шкуру. Вильям остановился, но пока не учуял никакой знакомой собаки, насчет незнакомцев можно не беспокоиться, ведь в тупике драться запрещено. И зачем только я пришел? Опять обсуждать повседневные проблемы? Да, теперь на улице стало ещё опаснее, но когда жизнь дворняги была безопасной? Смешно же...или просто я настолько устал, что уже ничего не вижу, кроме своей единственной цели - выжить...
Волкособ прошел ещё три шага и споткнулся о какую-то железку. Нелепо упал, проехал носом по полу. Вильям вздохнул, поднял взгляд вверх, ожидая дара с небес, но в сказки верить было бы глупо. Он встал, пошел дальше с урчавшим животом. Он давно ничего не ел, только вчера удалось найти жалкий кусок хлеба. Но голод все равно дает о себе знать. Ещё же стоило драться ради еды, о чем теперь он сожалеет, ведь тот золотистый пес явно не желал уступать, даже когда оказался прижатым к земле. Теперь Вилли обязан зализывать раны и благодарить судьбу, что ничего серьезного с ним не случилось. Интересно, я увижу знакомые морды? Или опять придет мой братец? Хотя, я видел его на собрании год назад...тогда ещё и Бендида рядом была, а Лай где-то все время пропадал. Больше всего удивляли его шрамы...
Вильям принюхался. Ему показалось, что он чует слабый запах еды. Только все равно интуиция подсказывала, что он просто выдумал это, ибо был сильно голоден. Волкособ рыкнул и пошел дальше. Хотелось выть от несправедливости, но что от этого изменится? Только перепугает кого-нибудь или ненормальные люди придут сюда, чтобы поймать его серый хвост. Поэтому Вил просто пошел дальше к месту собрания или как это называется.
Ах да, самые важные новости - Радикалы. Агрессивная свора, которая похоже хочет заполучить все территории и заставить остальных уважать их. Знакомый пошутил на то, что вскоре для одиночек совсем места не останется, да и некоторые дворняги уже отправились в какое-то путешествие на корабле. Вильям вечно узнает новости от этого небольшого пса, который поселился в порту, хотя иногда он немного приукрашивает вести. Если память не изменяет, знакомого зовут Рик, но люди придумали ему кличку Счастливчик, ибо люди кидают ему еду, какой-то старый капитан даже сделал ему будку, а сам пес весело встречает прибывших и махает хвостом, прощаясь с теми, кто уплывает вдаль. Хотя Рик говорил, что группа радикалов на самом деле свора бродяг, Вильям уже давно понял, что угрозу представляют не его уличные собратья, а домашние зверьки на повадках.
Ладно...похоже, что мы должны обсуждать проблемы тут. - Вильям остановился и присел.

Отредактировано William (2015-08-15 18:02:52)

0

3

В последнее время ситуация на улицах стала совсем не спокойной. Бродяге это очень не нравилось. Пёс не понимал той агрессии, которая исходит от других собак представляющих элиту. Эта огромная злость к дворнягам и ведь не поймешь на что именно они злятся. Сидят себе в теплых домах, у них всегда есть вода и еда. Так чем же им дворняги не угодили? Конфликтов не устраивают. Ну может бывают иногда мелкие стычки и то редко. Чего же им так хочется истребить бедных дворняг. Как они там себя называют? Радикалы. Эхх, совсем все это не хорошо. Бродяга вздохнул и пошел дальше с тяжелыми мыслями вперед. С его идеальными мечтами о мире во всем мире, сейчас ему было трудно. Даже прежнее спокойствие, которое всегда при нем, отражало легкое волнение на его морде. Что же будет дальше, если вовремя все это не прекратить. Нужно решать эту ситуацию и желательно мирным путем. И Бродяга очень надеялся, что сегодняшняя встреча дворняг хотя бы какие-нибудь результаты даст. Стар я становлюсь для всех этих конфликтов. Да и пожалуй никогда не был молод для них. Кто бы мог подумать. Ирландский волкодав, здоровый пёс, который по габаритам намного выше других, вовсе не считает себя каким-то идеальным, не ставит себя выше других, а просто мирно существует и желает всем только хорошего. Так почему другие не могут понять этой простой истины? Видели бы они того доброго дедушки. От воспоминания о нем на сердце стало тепло и одновременно больно. Его бросили родные люди, просто выкинули на улицу. Разве стал он злобным, стал на всех срываться, быть ворчливым? Вовсе нет. Наоборот, это сделало его еще добрее. Он ценил свою жизни, жизнь окружающих. Помогал таким же бездомным людям, бездомным животным. Последний маленький кусочек хлеба мог отдать голубю. Вот у кого нужно поучиться доброте. Именно его примеру следует наш Бродяга. И пускай он один. Пускай у него мало сил. Но, волкодав обязательно постарается как-то помочь, чтобы ситуация стала лучше. Ведь не обязательно прыгать выше собственной головы. У каждого свои возможности. Главное принимать хоть какое-то участие и помогать тем, чем сможешь. И тогда за это ты обязательно будешь вознагражден. Доброта всегда возвращается обратно. Это как бумеранг. Будешь злым и плохо относится к окружающим, то эта злость обязательно вернется к тебе. А будешь помогать всем и совершать хорошие поступки, то и у тебя обязательно все наладится. Бродяга слишком задумался и кажется забылся, куда направляется. Очнулся когда оказался рядом с другими дворнягами. Пёс спокойно осмотрел всех присутствующих, кивнул головой, а затем сказал:
- Приветствую всех.

0

4

Стоял безмятежный летний вечер, дул ветерок, однако в нём не чувстваволось тепла. Скорее наоборот было холодно, а ночью, наверное, будет ещё холоднее. Чёрная собака медленно брела по жёсткой дороге к месту сбора всех бродяг. Собственно, ей не то, чтобы не хотелось сюда идти, просто она не до конца понимала, что ей там предстоит делать. Да, Куки уже была на подобном собрании и прекрасно знала, что здесь бдет обсуждение каких-то проблем. Проблем дворняг, а, значит и её проблем. Ведь она - дворняга. Она никому не нужна, она живёт сама по себе, прозябая и голодая на нелюбимых улицах. Но Губка спокойна, эта собака старается не вспоминать то, что её хозяина давно нет, что она шастается по улицам вместо того, чтобы, свернувшись калачиком у тёплого камина, слушать тихое бормотание старика. Что ж, наверное, это судьба, но Куки не хотела с ней мириться, хоть и понимала, что взрослую собаку никто к себе не возьмёт. Она уже не щенок... Она идёт по дороге, а в её глазах отражается лишь спокойствие и ум. Как жить, к чему стремиться?
Раньше она жила дома, учила собак тому, как надо правильно и честно жить. А теперь? Что мы имеем? Ровным счётом ничего. Куки осмотрелась по сторонам. Что ж, видимо тут уже собрались какие-то собаки, вежливо кивнув всем присутствующим, чёрная дворняга с белым пятном на груди устремила свой взор на свои лапы. Хватит воспоминаний, слишком больно, слишком плохо... Да и она не умеет жить так, как уличная собака. Подавив вздох, Монашка решила сосредоточиться на деле. Итак, о чём пойдт разговор? Наверное, о новой группировке Радикалов - так себя называли домашние элитные псы, которые боролись с бродягами, поставив себе цель уничтожить всех бродяг. Об этих странных псах она услышала, как бы странно это не звучало, из разговора других дворняг. Стоял тихий вечер и чёрная собака просто лакомилась булочкой, которую ей отдал сердобольный прохожий за её ласку и неагрессивность, как вдруг мимо не, спеша, прошествовала пара дворняг, которые шумно гавкали друг на друга, ни капельки не заботясь о том, что их могут услышать. Они говорили о новой угрозе, которая исходила от своры Радикалов. Одна дворняжка утверждала, что это агрессивно настроенные псы элиты, вторая тявкала, что это - шайка каких-то злых бродяг. Как Куки узнала позже, первая шавка была права. И с тех пор Губка порой думала о том, зачем элитные псы объединяются в такую страшную свору, почему они так ненавидт своих беспородных уличных собратьев? Наверное, они просто считают, что дворняги приносят один вред по их мнению, что дворняги беспородны, а потому не имеют права на жизнь. Если это так, то они захотят истребить дворняг? Но тогда опасность угрожает всем от мала до велика. Но можно ли тогда переубедить Радикалов в обратном? Наверное, можно. Но, если они глупы, то не будут слушать разумные доводы. Да и как им противостоять? Эх, почему бы просто не жить с ними в мире?

+1

5

Мы подходили все ближе и ближе. С каждым шагом наша цель приближалась. В груди щемило сердце от какой-то непонятной радости. Наконец-таки та самая непонятная меланхолия оказалось где-то далеко позади. Вместе с Этром, вместе с Асланом, вместе с остальными, кинувшими когда-то давно бурый бок. Кинувшими на произвол судьбы, ради личной выгоды или же из теплых побуждений к подростку. Сейчас это уже неизвестно, да и Вик не хотел особо вдаваться в подробности прошедших дней. Нет, зачем ему это? Он может все вернуть на свои места, стать тем самым Виктимом, чья кличка могла значить все, что угодно, но не жертву социальной агрессии. Агрессором будет являться он сам. Когда-нибудь. Обязательно.
Бурый напевал под нос какой-то неизвестный мотив приевшейся песенки. Он повторял ее снова и снова, поскольку был счастлив. И пусть даже он не понимал смысла того, о чем мычит, но сам мотив безумно нравился псу. Вселял какую-то, наверное, уверенность в каждое свое действие. Он уже представлял, как откроют рты незнакомые ранее псы, едва услышат от подростка разглагольствующую речь на тему новой своры. На темы своры, в которой лидером являлся разноглазый. Мелкий выродок с улиц, которого любили пошпынять. Теперь шпынять будет он, поскольку выжить в подобной своре будет довольно-таки сложно. Да что там сложно, можно даже сказать, практически невозможно. Это же, черт возьми, придурки из Джерси. То есть, Ханаристы с восточного направления. Ханархисты, собирающиеся в кучки и ненавидящие люто весь мир. Конечно же, не до такой степени, чтобы рвать каждого на своем пути, но дома они любят забирать. А еще, естественно, яблоки. Глазные или же те, которые растут на деревьях – без разницы. Главное, чтобы это были яблоки. Их, мать его, яблоки.
- Джо, ты чувствуешь, как в твоей крови бурлит та самая уверенность? Я вот чувствую. А еще я чувствую, что мы обязательно найдем себе новых друзей. Или сокомандников. Ты чувствуешь это, ведь так?
Вик издавна любил посещать подобные мероприятия. Едва ему рассказал один старый пес о снующих в тупике дворнягах, Жертвенник пробирался туда незаметно, вслушивался в слова ораторов и тихо восхищался их умением разговаривать и убеждать других. Там всегда набирали себе компаньонов по типу: «Кто лучше скажет, того территория и чья». Только теперь война будет не за власть над территориями, а за власть над другими псами. Подобными или не подобными ему самому, но именно псами.
- Джо, я волнуюсь. Помнишь, я ранее заикался о том, что не могу найти дворовых собак? Теперь-то мы их увидим. А знаешь историю про корабль? Говорят, он потопил много наших. Ну, как потопил. Он просто уплыл куда-то. А на борту оказались эти самые. Вислоухие и не очень, большие и маленькие, но наши собратья. Возможно, то был гипноз? И все-таки, как хорошо, что под него не попали мы, верно, да? – Вик покосился на друга, идущего рядом, затем слегка толкнул его носом в бок. Он был счастлив. Счастлив тому, что Джо рядом. Теперь они вместе снова смогут лаять на прохожих и тележки. Могут толкать их на проезжую часть и смеяться над криворукостью двуногих, которые на своих гремящих коробках снуют туда-сюда вдоль проезжей части. Глупые, они даже не понимают, какая война начнется в скором времени. А Виктим понимает. А Виктим ее и разовьет. И Джонни поможет ему в этом, будет он иметь желание, или нет.
И вот тот самый заветный поворот в тупик. Пес задержал дыхание и остановился, поднимая задорно взгляд на проход. Оставалось совсем немного. И совсем скоро множество зверей узнают об истинных планах этого разноглазого бурого дворняги. Кто-то осудит, а кто-то поймет и поддержит – Вику только бы заявить о себе, устроить, по возможности, хаос и объединиться с кем-нибудь ради продвижения общего блага, но на разных направлениях.
- Джо. Вперед, мой друг, мы их всем покорим. Да, ведь, старина? Ты веришь в Виктима? Я верю в Виктима!
Жертвенник тихо усмехнулся и, тряхнув головой, медленно пошел вперед. Он не знал, сколько уже собралось там народу, но предпочитал начинать именно с праздничной нотки, поскольку голосов практически было не слышно. Возможно, он вообще напутал, и эта ночь не должна была быть «Тупиковой», как любил ее называть бурый пес.
Но нет же, вы только посмотрите. Собаки сидели тут да смотрели друг на друга в представлении Тима. Он аж остановился прямиком в проходе, рассматривая каждого. Большие. Маленькие. Любые, они сидели в тупике, словно чего-то выжидали. Прежних ораторов, увы, Виктим не встретил, чему заметно расстроился. Однако, практически сразу взяв себя в лапы, тот лучезарно улыбнулся
- Приветствую вас здесь, дамы и господа, - он пытался этой фразой высказать как можно больше почтения, но в последний момент закашлялся от той самой непонятной ему нотки притворства и растянул губы в коварной улыбке. Представление можно было начинать.
- Мне очень приятно, что здесь собрались собаки, как полагалось прошлым ночным традициям. Это моё первое официальное появление, но я сразу же хочу начать с главного, - хитро прищурившись, бурый все-таки нашел более удобное место для посадки и, осмотрев каждого с лап до головы, снова прокашлялся.
- Восточный район – район Ханархистов. Мы – это те, кто ест чужие яблоки, - когда-то эта фраза безумно понравилась псу, от чего тот спешил вставлять ее в каждый свой монолог, в котором он с любовью рассказывал про составленную своими лапами свору.
- Нас было много, но не каждому по зубам такое занятие. Занятие, как защита своих территорий. Мы приходим незаметно, незаметно забираем вещи, которые понравились нам. Потому что это наши вещи, – Тим прикрыл глаза, а после рассмеялся, добавив что-то, вроде «черный пиар тоже важен, не так ли, уважаемые?»
- Но все-таки, обо всем более серьезно. У нас плетутся свои козни с элитниками, что считают себя центром земли. У нас своя жизнь, жизнь без особых правил. У нас есть целое множество приятных вещей, таких как зона отдыха и забавные фонтаны. А еще есть лавки с сосисками и, конечно же, шикарный торговый центр, откуда я однажды пытался стащить сочный кусок мяса.
Наверное, слова «Виктим» и «серьезность» никогда не сочетались, не могли даже и существовать вместе, однако бурый пытался своими рассказами донести основную информацию до приближенных собак, не боясь, что его заклюют, точнее, закусают тут. Территория же единогласно была объявлена неприкосновенной, от чего язык развязывался еще больше, чем обычно. Хотя, возможно, у Вика просто отсутствовал фактор страха, потому он без доли какой-либо осторожности что-то рассказывал про свою новоиспеченную свору, совершенно не думая о последствиях. А заодно и Джо послушает, он же так до сих пор ничего толком и не услышал, правильно?
- Я, в общем-то, клоню к тому, что мы, Ханы своего дела, ждем вас в наше скромное логово поживиться чем-нибудь, да противостоять бок о бок с природой и улицами. Одному выжить не так уж и легко, верно?

+2

6

Куки всё также сидела в сторонке, уронив голову на грудь, думая о чём-то своём. Со стороны могло показаться, что чёрная собака глубоко ушла в себя, в свои мысли и думы, но если бы мы пригляделись повнимательнее, то заметили тот факт, что ушки Кукильды едва подрагивают, настороженно вслушиваясь в звуки. Когда ты бродяга, всегда нужно быть настороже. Ведь бывало и такое, что откуда ни возьмись навстречу дворняги выскакиал другой пёс, норовя сшибить с ног. Или где-то совсем рядом пронзительно завизжит машина, обдав тебя грязными и онючими брызгами. Или какой-то человеческий ребёнок подбежит к тебе, в общем, ни минуты нельзя расслабиться. Конечно, тут можно было не опасаться агрессивно настроенных дворняг. Ведь это место - место мира. Оно никому не принадлежало, и одновременно им владели все. Драться и скалить зубы было не за что. Разве если только твой собеседник окажется слишком грубым и хамоватым... Вдруг в нос Куки забились два запаха, совершенно новых псов, которые, только что подошли к месту сбора уличных собак. Причём один аромат показался ей странно знакомым... Так-так, кто тут у нас? Неужели Джонни?
Собака резко вскинула голову и всмотрелась в наступающие сумерки. Из объятий ечера показались две поджарые фигуры. Куки прищурилась. Да, дейстительно, один из них был Джо, а вот спутник с старого знакомого был ей незнаком. Этот пёс был невысокого роста с одним голубым и с одним карим глазом. Его шерсть имела бурый оттенок, а на груди красовалась небольшая белая клякса. Его гордая осанка и прямой взгляд говорили о том, что он занимает какую-то важную должность. А, может, это вожак своры Малютки Джонни? Чёрная помнила о том, как этот смешной серый дворняга мельком упоминал о том, что состоит в какой-то своре Ханархистов. Но про своего вожака не рассказывал. Ну, всё равно сейчас узнаем, кто этот пёс. В его глазах сквозила усмешка или что-то отдалённо похожее на это. Может, он был рад? Но чему? Дворняга с интересом взглянула на бурого пса, который заговорил:
- Приветствую вас здесь, дамы и господа, - начал этот пёс с почтением в голосе, однако, в конце речи закашляся, растянув губы в коарной улыбке. Куки нахмурила брови. Кажется, бурый дворняга говорил не так искренне, как хотелось бы. Чёрная собака дёрнула ухом, что ж, послушаем этого притворщика. Будет ли он говорить дальше? Да, будет:
- Мне очень приятно, что здесь собрались собаки, как полагалось прошлым ночным традициям. Это моё первое официальное появление, но я сразу же хочу начать с главного, - найдя удобное место, пролаял этот пёс. Затем он осмотрел каждого дворнягу с лап до головы, и когда его разные глаза прошлись по ней, Куки холодно взглянула на него.  Не вызал он у неё доверия. Пока. Он показался Губке каким-то хитрым и несерьёзным типом. Хотя, первое впечатление вполне может быть ложным.
- Восточный район – район Ханархистов. Мы – это те, кто ест чужие яблоки, - вновь раздался его голос. Из этого короткого предложения Ку поняла, что бурый пёс всё-таки вожак какой-то своры. И то, что они живут не совсем честно. Судя по всему - эта свора была охотницей до чужого добра, а это противоречило морали. Но, какой смысл об этом говорить? Куки вздохнула и с осуждением взглянула на ханархистов так, словно строгая мамочка на провинившегося сына.
- Нас было много, но не каждому по зубам такое занятие. Занятие, как защита своих территорий. Мы приходим незаметно, незаметно забираем вещи, которые понравились нам. Потому что это наши вещи.
Да неужели? - скептически спросила себя Куки. А вот это уже какая-то наглость, брать чужие вещи недопустимо, ведь гораздо лучше жить, не нарушая правил. Не обижать слабых, не врать, не брать чужое. Почему такие простые вещи так сложно выполнить?
- Но все-таки, обо всем более серьезно. У нас плетутся свои козни с элитниками, что считают себя центром земли. У нас своя жизнь, жизнь без особых правил. У нас есть целое множество приятных вещей, таких как зона отдыха и забавные фонтаны. А еще есть лавки с сосисками и, конечно же, шикарный торговый центр, откуда я однажды пытался стащить сочный кусок мяса.
Значит, Радикалы - всё-таки элитные псы. М-да, что за мир? Почему нельзя сосуществовать вместе. Пусть элита, пусть дворняги - все мы разные, но все мы псы. Просто кто-то жиёт вольной и опасной жизнью бродяги, а кто-то сытой и размеренной жизнью домашнего пса. Чем плохи первые? А вторые? Вроде бы никто никому не мешает, а идёт грызня. Почему? Зачем? Кто сможет ответить Куки на эти вопросы? Или хотя бы объяснить почему всё идёт наперекосяк. Даже с таким умом, как у этой чёрной дворняги было довольно сложно найти ответ.
Уши собаки дрогнули, когда она услышала, что у дворняг жизнь без особых праил? Нет, голубчик, правила есть везде, просто многим проще, закрыв глаза, наступить на них всеми лапами и втоптать в грязь, вместо того чтобы соблюдать их, ведя достойный уважения образ жизни. А, если говорить кратко, Куки не понраились законы этой своры. Она за правду и за праведный образ жизни. Но кому есть до этого дело? Нахмурив брови, чёрная собака отрешённо посмотрела куда-то вдаль, краем уха ловя последние слова бурого предводителя:
- Я, в общем-то, клоню к тому, что мы, Ханы своего дела, ждем вас в наше скромное логово поживиться чем-нибудь, да противостоять бок о бок с природой и улицами. Одному выжить не так уж и легко, верно?
Предлагает вступить в его свору? Наверное, он очень добрый. Мало ли с какими намереньями к нему прибудут новоиспечённые состайники?  Или сосворники. Даже не знаю, как правильней. Но не  в этом дело. Да, он прав, выживать вместе лучше, но... Куки не шибко-то пришлись по вкусу порядки - как там они себя назвали? - Ханов. А с другой стороны она ведь может вступить в стаю, не отрёкшись от своего мировоззрения и идя светлым праведным путём. В своре лучше, как ни крути  там и какая-никакая крыша над головой, защита, есть те, на кого можно положиться... Плюс ко всему Куки совершенно была не приспособлена к жизни дворняги. Может, это покажется минусом даже в стае? Да и чёрная Губка хотела найти хозяина себе... А как найдёшь его в своре? Кхм... Куки поймала себя на том, что озирается по сторонам, ища ещё кого-нибудь, кто предложил бы вступить бродягам в его стаю. Правда, такого пса ещё не было. Куки крепко задумалась. Может, лучше подождать?...
Но надо делать выбор, собака, надо. Пришло время.
Куки нерешительно приподняла лапу и тут же её опустила. Умом она понимала, что вступить в свору - будет самым лучшим решением. Но надежда, которая теплилась слабым огоньком всё-таки не дала ей сделать выбор... А потому собака вновь глубоко задумалась...

+1

7

Бродяге очень не нравилась сложившиеся ситуация. В скором времени тут появился какой-то молодой пес, щенок по сравнению с нашим героем. Начал что-то там пытаться объяснить и закончил все тем, что предложил окружающим вступить в его стаю. Волкодав нахмурился и посмотрел на этого предводителя, собирающего стаю. В нем явно виднелась ненависть, способность к разрушению и плюс ко всему молодая импульсивность. Нет уж, увольте, Бродяга слишком стар для всего этого. Ему и одному не плохо живется. До этого прожил свои восемь лет жизнь без стаи и сейчас справится. Более того это не решает проблему. Это создает еще большие проблемы. Создавая свору, понятное дело набираешь все больше собак, а значит готовишься к битве. Бродяга же был против всего этого. Против насилия, битв и плохого отношения к другим. Пес грезил о мире и спокойствии. Видимо не дожить ему до того времени, когда все наконец-то устаканится и встанет на свои места. Бродяга вздохнул и ему нужно было высказать свое мнение. Пёс понял, что это собрание ни к чему хорошему не приведет. Ему здесь делать не чего. Волкодав не найдет тех, кто думает точно так же, как он. Молодым еще не присуще его мудрость и вряд ли они вообще станут его слушать. Печальная ситуация. И когда все стало выходить из под контроля? Расстроенный Бродяга потерял свое прежнее спокойствие. Проблемы навалились на него и казалось, словно пёс должен что-то предпринять и как-то помочь. Только что он мог сделать? Что он в одиночку мог сделать против агрессивно настроенных сторон. Разве что попытаться найти единомышленников. Только смысл в этом. Давно всем известно, что мирно собрания не проходят. Обязательно будет драка. Назревает что-то не хорошее. И от собственного бессилия Бродяга был разочарован. Но, тем не менее пёс не мог поступить против своей совести, не мог вступить в группировку и бороться против других. Бороться - значит убивать. В схватке нет пощады и этого Бродяга не сможет сделать. Сам умрет, но не позволит себе отнять у кого-то жизнь. Поэтому давно пора было понять, что нужно просто смириться с этим, позволить потоку жизнь самому научить этих нерадивых молодых выскочек. Когда они подерутся, потеряют много своих собак, может тогда до них что-нибудь дойдет.
- Я слишком стар, чтобы вступать в такие своры. Мне не нужны войны, агрессии, я лишь за то, чтобы все было мирно и спокойно. Но что слова какого-то старика для вас, молодежи. Поэтому, я пожалуй пойду.
Может конечно по собачьим меркам он и не так стар. Но все-таки пожил уже давно и действительно ощущает себя стариком. Ведь откуда у него тогда столько милосердия, доброты и вовсе отсутствует жестокость и агрессия. Мудрость приходит со временем. Сразу мудрыми не рождаются, ими становятся. Бродяга мог только пожелать этим агрессорам, что они наконец-то придут к этой мудрости, миру и спокойствию. С такими мыслями пёс удалился восвояси.
------Куда-то

+1

8

В ходе мучительных и довольно длительных раздумий, чёрная, словно беззвёздная ночь, с белым пятном, красовавшимся на груди, наконец-то подняла голову. Она приняла решение. Самое правильное решение, как ей казаолось. Нет, она не вступит в свору этого молодого пса. Она постарается найти свой путь, пусть и без участия со стороны стаи. Куки найдёт, если и не надёжного любящего хозяина, то свою дорогу. Возможно, её тропа вновь пересёчётся с этой сворой Ханархистов, а, быть может, тёмная бродяга встретит другую стаю, но сейчас этого не требовалось от неё. Что она может дать своре? Свой ум, внимательность к мелочам и блестящее обоняние, но, что, если её заставят сражаться с теми псами, именуемыми Радикалами, которые, в сущности, не сделали ей ничего плохого. Возможно, конечно, пока. Куки не могла предугать развитие дальнейших событий, но эта свора только образовалась, может быть, дворняги просто не видят всей картины и напрасно обвиняют тех в... неблаговидных целях? На эту тему можно рассуждать бесконечно долго и говорить об этом не меньше, но собака отделалась лишь парой фраз, при этом встав и почтительно склонив голову перед Ханом, хоть тот и был в несколько раз младше неё:
- Благодарю Вас, Хан, за Ваше предложение, но я вынуждена отказаться. Мне не по нраву Ваши Законы, - Куки подняла голову и пронзительно посмотрела на бурого дворнягу. пытаясь угадать его планы. Зачем ему новые псы? Для участия в войне? Просто для пополнения состава своры Ханархистов? Что у него на уме. Бросалось в глаза его инпульсивность и веселье. Он молод, горяч, можно ли спокойно жить под предводительством такого пса? Куки мельком взглянула на своего приятеля Джо, кажется, ему нравилось быть частью своры, но готова ли эта бродяжка стать такой же? Видеть опору в каждом члене стаи? Беспрекословно подчиняться вожаку и уважать его? Чувствовать ту связь, что возникает между членами своры, основанная на доверии и доброжелательности? Готова ли она стать частью единого целого организма под названием свора? Наверное, нет. Если собака не приспособлена к жизни сама, то сможет ли она обитать в такой среде, да ещё и принося существенную пользу? Кому нужна такая собака, которая любит людей и вновь хочет стать той, кого дворняги небрежно называют "элита"? Ответ на эти вопросы отрицательный, иначе и быть не может.
Монашка вновь прямо взглянула на вожака и спросила, смешно поводя ушами:
- А что известно о наших врагах? Может, нам стоит обсудить все разногласия и прийти к компромису? Или ожидается война? - всё это Губка произнесла спокойным голосом без каких-либо заметных эмоций. Почему-то Куки хотела услышать его ответ, реакцию бродяг. До её ушей доходили отрывки отдельных фраз из взволновоннго шёпота, поизведённого всеми уличными псами, которые имели честь оказаться здесь. Им не понравилось предложение чёрной, как тень, собаки. Кому же хочется всё нормально обсуждать со своими недругами? Только Куки и таким, как она. Почему бы не поробовать обсудить всё перед принятием поспешных решений? Карие, почти чёрные глаза спокойно смотрели на двух псов, принадлежащих своре Ханархистов, ожидая какой-либо реакции с их стороны или слов...

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC